В конце прошло года в Саратове открылось единственное на данный момент DJ кафе и студия «1210». Идейный вдохновитель проекта – Александр Дормидонтов, человек, который имел непосредственное отношение к саратовской сцене электронной музыки, клубу «Акварель», PPL бару, рестобару Look и десятку других заведений.

1210

В социальных сетях городских тусовщиков после каждых выходных появляются фотографии с закрытых вечеринок «1210» на которые можно попасть только по спискам. О закрытой тусовке Александр Дормидонтов рассказывать не стал, но поговорил со Smog о миссии «1210», бизнесе по-саратовски и чудесах синергии.

0-9

Как пришла идея открыть кафе и студию «1210»?

– У меня последние два года существовала музыкальная студия, она была закрытая, туда, если ты не музыкант, попасть было нельзя. Этот проект вырос оттуда, из мыслей о том, что студия может быть доступна большему количеству людей.

К нам тогда обращались все. И поп исполнители, и рок, и реп, и альтернатива, но мы были в закрытом режиме и не могли всех принять. Была еще одна проблема – музыканты, которые хотят двигаться, они должны и выступать, и издаваться, и иметь какое-то общение. Самое сложное – найти среду.

Здесь они ее найдут, да?

– Мы должны создать эту среду. Обратная связь должна быть получена и от коллег, и от пользователей. Я все это соединил в голове, и начал поиски путей воплощения. Окончательно решился делать именно этот проект было принято в марте 2016. Тогда мы и начали работу, и вот во что она вылилась.

Ремонт сами делали?

– Да. Я очень много здесь что-то делал своими руками. Вот те три светильника, которые ты видишь – это элемент фотоувеличителя.

0-2

Где их искали?

– Один моего дедушки, другой – папин, третий – друга. Светильники я нашел на улице Волжской около детской поликлиники, когда там делали ремонт. Мне друг позвонил, говорит: «Я слышал, тебе фонарики нужны, вот здесь есть, приходи, забирай». Я пришел, там мужики сидят, спрашиваю можно ли взять, мне в гараж надо. Один отдали, а второй им сразу после моего вопроса понадобился (смеется). За этим проектом стоит много интересных деталей. Говорят, начни делать правильное дело и весь мир придет к тебе на помощь.

0-13

Сколько людей кроме тебя стоит за «1210»?

– Работа над этим проектом не завершается никогда. На разных стадиях – разные люди. Одни отвечали за технические вопросы на этапе проектирования, сейчас – другие, которые занимаются постоянным развитием. Даже наши гости своим присутствием создают атмосферу и оболочку. Наш проект – живой, здесь постоянно что-то происходит. Любой человек, который хочет творить и что-то нам привнести, может раскрыть себя. Для этого мы и работаем. Мы хотели собрать творческих людей. Мы объединяем композитора, музыканта и слушателя.

0-19

Кто именно сейчас в вашей команде?

– Рома Ерастов делал проект студии, он очень крутой инженер и дизайнер. Сергей Соловьев очень помогал нам в каких-то деталях. Наш управляющий Роман Крук лучший коктейльмейкер, он очень креативный, с ним легко работать. Катя Егоренкова отвечает за PR. Вообще, мы все стараемся мыслить в разных плоскостях, но в одном направлении. Для нас важна синергия, мы стараемся воплотить все идеи.

А кто за кухню отвечает?

– Ресторан «У Андре». Мы решили не мудрствовать лукаво и договорились с ними о том, что их кухня – наша кухня. Мы делаем 90% заготовку, привозим, здесь подаем. Пока мы таким образом работаем и эта история, мне кажется, будет продолжаться долго.

Как к тебе попасть на студию? Через знакомых или просто позвонить и записаться, а ты мне ответишь: «Плати и приходи».

– Обычно я говорю приходи, а потом плати (смеется).

В общем-то, кто ищет, тот всегда найдет. К нам попадают те, кто хочет чего-то добиться. Мы не ищем людей, который хотят чем-то заниматься. Если человеку на старте нужен пинок, что это за история, чего он добьется? К нам нужно сделать первый шаг. Иначе мы не можем им ничего отдать.

0-6

После открытия его кто-то его уже сделал?

– Да. Но использовать формулировку «с открытия» нельзя. Мы всегда что-то доделываем, пространство живет, меняется, оно не статичное. Так будет всегда. Мы развиваемся в технических элементах. У нас не саратовский подход, не саратовская история. Мы делаем так, как делают во всем мире. Люди, которые добились успеха, они никогда не говорят, что ставят точку. У нас есть даже учитель, он вообще внезапно обнаружился.

Весь наш посыл, наше название – это отсылка к Коносукэ Мацусита, основателю множества компаний, например, Technics, National. Он гуру и мега философ. Так случайно получилось, что в процессе поиска идей меня все привело к нему.

У Коносукэ много идей, которыми он зарядил меня, я понял, что это то, с чем у меня есть резонанс, это то, что меня вдохновило, я понял, что я на правильном пути.

«1210» – это название самой популярной «вертушки» (проигрыватель виниловых дисков, – прим. ред.) в мире. И в своем проекте я хотел сделать посвящение инженерам, людям, которые создали этот продукт.

Получается, ваше название отсекает тех людей, которые не в теме?

– Нет, как раз нет. Наше название для человека из вне не несет никакого месседжа и становится чистым листом. Я не знаю ни одного человека, который «не в теме», чтобы он сказал, что это или плохо, или хорошо.

0-3

Что у вас тут происходит каждый день?

– У нас работает диджей кафе с 6 вечера до 12 ночи.

То есть, я могу прийти за кофе и послушать диджея?

– Да. К нам приходят люди, у них огонь в глазах загорается, это место создано для общения, чтобы делиться эмоциями и идеями. Это, может звучать банально, но мест, которые создаются для творческого общения нет. Все их декларируют, но никто не делает.

Дискриминации по музыкальным вкусам нет?

– Ни для кого не секрет, что в Саратове полно клубов и кафе, в них играет попса. Look – единственный проект, в котором нет попсы. Но вы попробуйте зайти туда и поиграть там. Ничего у вас не получится, у вас должен быть опыт. Но места где получить опыт нет. Промежуточной площадки нет.

0-30

Вы хотите ей стать?

– Я большего хочу. Нет посредника, который может простого пользователя сделать любителем, а потом и профессионалом, если получится. Когда вы приходите в место, когда на вас смотрят с пафосом, это просто стремно, желание что-то делать отбивается.

Но когда я заплатила за сэндвич и кофе, а мне играет человек, у которого мало опыта, это как так? Я же хочу получать все услуги на уровне.

– А это как раз история всех наших диджей кафе и баров. У нас играют не учащиеся, а те, кто пробуют играть. Учатся они без слушателей. Ведь работа делается или хорошо, или никак. Прийти поиграть просто так – это очень странный посыл. Но круто сделать заранее и показать людям. Деньги или есть, или их нет, они не основа, основа то, что ты делаешь или круто, или не делаешь совсем. Но мы номер один в Саратове, потому что в городе диджей кафе нет.

Почему их нет? Может они остались в 2010 году, когда все увлекались фотографией, мечтали стать ди-джеями.

– Но это же не значит, что все музыку перестали слушать.

Не перестали, может это стало не так актуально?

– Дело в том, что это явление заняло место в истории. Вы приходите, например, в Москве в диджей кафе, для вас школьники не играют. Вы покупаете вкусный коктейль, хитрую булочку, качественную музыку. А что я могу сделать, если у нас в Саратове никто не умеет играть, понятно, что такие заведения закрываются.

0-31

Я помню, когда открывался Look, ты принимал участие в его создании. И тогда, ты говорил, что в Look вы хотите создать атмосферу закрытой тусовки с интересными людьми. Кафе и студия «1210» – это новая история или логическое продолжение того, что не получилось реализовать там?

– Да там не то, чтобы не получилось, просто каждому проекту свое время. Каждый проект реализуется тогда, когда мы о нем говорим. В тот момент я воплощал то, что хотел там видеть. Но наши желания не всегда совпадают с возможностями. Но это не значит, что мы плохо работали. Мы работали так, как нам это позволяли.

Но я не могу сказать, что у меня с Look неудачно сложилось. Он же заработал, как стартап случился. А потом наши идеи разошлись. Но Look стал пинком, я там хотел взять на себя ответственность, а ресурса и ответственности не было, я не мог рискнуть, принять решения.

Мои знакомые, да и все, кто хоть как-то знаком с темой электронной музыки, тусовок в Саратове, слыша о том, что ты открыл «1210» говорят: «О, это очередной проект!». То есть который открылся, а потом закроется. Почему так выходит? Не получится ли тоже самое с этой студией?

– Мой брат как-то в разговоре сказал, что в Саратове есть «фанки манки бизнес … ланч». То есть, тут очень сложно работать, когда у тебя нет ресурсов и полномочий. Ты хочешь чего-то добиться, а у тебя ничего нет. Нельзя сделать проект самолетом, который взлетел, находился в воздухе и приземлился. Часто или тебя выкидывают на высоте, или ты в ужасе выпрыгиваешь сам. Я сталкивался с тем, что руководители боятся отдать под контроль, то, что находится в ведении арт-директора. Хотя руководитель не в компетенции. Поэтому приходилось уходить. Но я никогда не думал, например, что People закроется. Я никогда не ставлю срок заведению, я максимально вкладывался всегда, насколько это возможно.

То есть у этой студии срока жизни нет?

– Нет, эта студия никуда не денется. Проект «TOKYO UNDERGROUND» стал предтечей «1210». Я всегда занимаюсь одним и тем же, но форма может быть разная. Сейчас такой период, когда мы можем не просто сделать что-то для себя, а дать людям что-то большее, чем поход в диджей кафе. Музыка – это что? Это эмоции. И мы сталкиваемся с тем, что во всех заведениях эмоции одинаковые. Тренды захватили умы владельцев кафе. Они думают, что если ты не в тренде, то ты вылетаешь на обочину. Но когда в одном месте собираются люди, которые занимаются тем, что им интересно, да даже если это будет один человек – проект будет жить не зависимо от трендов. А я не планирую забрасывать им заниматься вообще. И я такой и не один.

0-31

Ты говоришь, что вы хотите стать площадкой для синергии творчества, а какую идею вы никогда не примете? Например, лекции. Это же городской тренд.

– Это не тренд. Я лекциями занимают 12 лет. Я же веду теорию в диджей школе.

То есть лекции будут?

– Да. В современном мире полно правды, а мы хотим стать истиной. Сейчас каждый может крутить факты, как угодно.

Лекции о музыке? Вы ограничены этим форматом?

– Нет, мы ограничены форматом творчества.

То есть, если я вяжу крючком, я могу к вам прийти и рассказать, как связать шарф?

– Отличная идея, почему нет.

Ну а что невозможно. Ведь творчество – это понятие широкое.

– Единственное наше ограничение – все что имеет подтекст деньги ради денег. То, что имеет хамское отношение, – это не наше. Этого не хочется видеть здесь никогда. Мы уважаем всех, кто заходит в двери «1210» и ждем такого же отношения к нам.

Фотографии Эллина Амирова

Нравится3 Поделиться Поделиться Ретвитнуть