SMOG встретился с Машей Любичевой и Евгением Куприяновым и узнал, чем закончились нулевые, почему Россия похожа на Северную Корею и когда у нас появятся великие музыканты. 

Группа «Барто» следует лучшим традицияя рок-н-ролла: на них хотели завести уголовное дело за песню «Готов», их взял под свое крыло известный музыкальный критик Артемий Троицкий, а концерты отменяли или срывали. Они высмеивают общество потребления, власть и деньги, предлагая взамен секс и хорошее настроение.

1000_IMG_2756

Фотографии с концерта © Олег Елкис

В песне «Новое» из альбома «Прекрасная эпоха» есть такая строчка: «прошли нулевые порожняком». Как бы вы, как одни из главных героев нулевых, могли охарактеризовать это время?

Евгений Куприянов

Как нулёвые.

Маша Любичева

Как время растерянности, непонятности, что происходит, как будто все вокруг в вате, обернули пенопластом, такими штуками, которые ты схлопываешь, они щелкают, и тебе клево. Странное время, когда проблему не можешь ощутить, потому что она окружена вокруг защитным слоем.

Евгений

И потому что она виртуальна, так как нулевые были временем абсолютного триумфа Интернета и социальных сетей.

Маша

Хотя она реальна, но тебе она везде преподносится как виртуальная, несуществующая. Казалось, что у нас все прекрасно, мы можем развивать искусство, строить новое общество. И у нас мир, и любовь, и благополучие. Но когда мы находились в этом, мы видели, что никакого благополучия нет, что это какой-то повсеместный пиздец, который очень остро происходит. В итоге все лопнуло как мыльный пузырь.

И ничего не осталось?

Маша

Что-то осталось. Люди, которые возникли в нулевые и создали новые медиа, новые звуковые пространства.

Евгений

В России всегда было западло быть похожим на кого-то русского. А на западе преемственность поколений — норма. У нас это случилось в последние несколько лет. Появилась, например, новая сибирская волна в музыке, которая вспомнила такие группы как «Гражданская оборона» или «Передвижные Хиросимы». Появились молодые эпигоны Цоя, БГ, Майка. Насколько это качественно – другой вопрос. Качественно все будет дальше. Для меня это важно, потому что, живя в России, я всегда первостепенной воспринимал музыку на русском, несмотря на порой очевидную вторичность. Мне было интересно, что говорят мои соотечественники на родном языке, языке великом, на котором говорит одна шестая мира. Хотя бы в территориальном плане.

Маша

Мне не нравится все, на что-то похожее. Безусловно, все творчество рождается на основе другого творчества, так было всегда. Любой художник или музыкант должен знать историю существования своего искусства. Это нужно знать, чтобы не изобретать велосипед или изобретать его искусно.

Судя по новым синглам, вас беспокоят те же проблемные аспекты, что и раньше?

Маша

Они же никак не разрешились. Когда мы только начинали петь, все нам говорили: «Чуваки, вы молодцы, все классно, все по делу». Потом все занялись другими делами. Никаких изменений не произошло. Ок, но мы все равно останемся при своем.

Евгений

Как группа убеждённых идеалистов.

Маша

«Барто» возникло, потому что мы понимали, что возвращается тирания и совок в самом худшем смысле. В 2006 году это было очевидно и бросалось в глаза, но вокруг нас это замечали редкие люди. Они говорили: «Все охуенно, нам все разрешат, мы будем делать свои движухи, фестивали, культурные центры. Привлечем к себе западные фишки и технологии. Но когда к тебе приходит тиран и начинается диктатура, какие бы технологические и современные фишки ты ни пускал в свою страну и как бы круто это ни было, но это все равно, блядь, Северная Корея. Как с этим можно соглашаться? Никак. Мы не могли с этим соглашаться. Поэтому появилось «Барто» и существует до сих пор. Нам не нравится, что вокруг Северная Корея и все только усугубляется. И все эти миллионы доносов вернутся, потому что рабское сознание никуда не делось.

А песня «Император» – это констатация возвращения тоталитаризма?

Маша

Мы смирились и сказали: «Да, мой император». Сколько уже можно орать людям в уши. В Белоруссии расстреляли слесаря и плотника. В чем проблема вернуть смертную казнь в России? Ни в чем. Вам кажется, что это такая мелочь, что это касается только уголовников, а это касается каждого человека рядом с тобой. И это все страшно. Но каждый человек оправдает себя в своем доносе, потому что он будет спасать свою жизнь.

Евгений

И Россию.

Маша

Нет, он будет спасать свою жизнь.

Евгений

А Россию не будет?

Маша

Его жизнь будет важнее жизни других людей, поэтому вернутся репрессии.

Евгений

Это странно. Россия не этому учит, Россия учит спасти Россию, надеть кислородную маску сначала на себя, потом на ребёнка.

Маша

И как она учит спасти себя, заградотрядами?

Евгений

Ну, людей много.

Маша

Людей до хуя.

Евгений

Сколько я знаю Машу, она все обещает, что в России отменят мораторий на смертную казнь, очень ждет.

Вы открыто заявляете, что не имеете отношения к политике и оппозиции, тем не менее используете в своих песнях язык левого дискурса? Почему?

Маша

Мы это неосознанно используем, как дурачки: нахватались и используем.

Евгений

Варим постмодернистическое варево своё, по советам ведущих собаководов.

Маша

Если говорить о принципах, я придерживаюсь левацких взглядов, но я скорее европейских социалист. Выступаю за свободу слова, здравоохранение, обеспечение пенсионеров, что меня всегда очень сильно волновало – моя мама пенсионер, и мне бы хотелось обеспечить ее хорошей жизнью. А она молодец, работает до сих пор, будучи инвалидом и не получая пенсии за инвалидность.

Вы феминистка?

Маша

Я феминистка в том плане, что права должны быть равными, не надо от мужчины требовать большего, чем сам ты можешь предложить. В России проблема феминизма гораздо глубже, я с этим столкнулась на примере работы в офисе или где-то еще. У нас общество очень глубоко патриархально, и это отвратительно. Когда я выступаю за права женщин, то выступаю также и за права мужчин. После всего этого репрессивного аппарата наши мужчины сломлены, они такие же слабые, как и женщины. Они реально не могут принять решение, не способны на подвиг и поступок, они способны только слушать сильную руку. И если это женщина, то ок.

А как же «мужчина – это секта»?

Маша

Это другая сторона вопроса, это как раз про патриархальное общество. О том, что наши женщины сильные сами по себе, но они готовы подчиняться слабым мужчинам. В этом нет никакого противоречия. Современному российскому обществу не за что ухватиться, вся его история выжжена каленым железом, и мы хватаемся за все что угодно: за патриархат, матриархат, свободу и несвободу. Ради того, чтобы чувствовать себя комфортно.

1000_IMG_2561

Фотографии с концерта © Олег Елкис

Мы самая пиратская страна в мире и нам не нужна никакая музыка. Потому что мы можем бесплатно скачать все, что сейчас производится в мире. Это самое большое счастье, которое есть у нашей страны, если ты этим не пользуешься, ты дурак.

Как вашим слушателям определить, о чем вы шутите, а о чем говорите серьезно?

Маша

Никак, все наше творчество слушатель для себя определяет сам. Мы в какой-то момент поняли, что люди, которые слушают наши песни, зачастую воспринимают их противоположно посылу. И мы сначала думали, что нужно разъяснить, что песня не об этом. Но потом мы решили, что не будем выступать в роли регулирующего механизма.

Зачем вы создали собственный лейбл bastard boogie tunes?

Маша

Мы хотим издавать группы, которые кажутся нам нужными и неравнодушными по отношению к окружающему миру, которым, условно говоря, не всё равно.

Евгений

bbt задуман как интернациональное коммьюнити и своей конечной целью видит земельные угодья в Латинской Америке.

В какой музыке нуждается наша страна?

Маша

Мы самая пиратская страна в мире и нам не нужна никакая музыка. Потому что мы можем бесплатно скачать все, что сейчас производится в мире. Это самое большое счастье, которое есть у нашей страны, если ты этим не пользуешься, ты дурак.

Евгений

Музыка во все времена нужна одна – хорошая.

Как это определить?

Евгений

Это внутри, резонирует или нет.

Маша

Это вообще не нужно определять. Великая музыка – это не группа «Барто», это не те группы, которые существуют сейчас. Отечественная музыка сегодня, как и в 1970-е, это по большей части вторяк и переводы на русский. Если вы по чесноку посмотрите ей в глаза, вы поймете, что она ничто. Ничего значимого сейчас не происходит, кроме того, что мы можем местечково смотреть друг на друга и говорить: «Эти классные». Вы знаете какие-то великие польские, мексиканские или аргентинские группы? Никто не знает. И Россия в этом же среднем участке, она не в общем шоу-бизнесе. Великих музыкантов, гремящих на весь мир, у нас нет. У нас есть какие-то задачи, мы их выполняем. Кто был последним из великих русских музыкантов, Мусоргский? Я слушаю наших электронных музыкантов, которые мне очень нравятся, они классно работают со звуком, делают все охуенно. Я их слушаю и танцую. Но где величие замысла? Это все какие-то стили, направления, культуры, крафт, мастерство. Но великого нет давно.

Что нужно делать для того, чтобы это появилось?

Маша

Нужно чтобы гений родился. Мы великое вам не обещаем, извините, не сможем. Или сможем. Я не знаю.

Евгений

Давай пообещаем великое: во-первых, так жить интереснее, а во-вторых, это будет отличная концовка интервью.

1000_IMG_2680

Фотографии с концерта © Олег Елкис

Нравится8 Поделиться Поделиться Ретвитнуть