Барабанщик Алексей Шевченко за пять лет успел сменить как минимум четыре города: играл на Невском проспекте, зимой в Челябинске в минус двадцать, на улицах Екатеринбурга, и вот, добрался до Саратова. Его музыкальные инструменты — барабанные палочки и самые разные ёмкости, наполненные водой – пластиковые и стеклянные бутылки, железные банки и старые канистры. Smog пообщался с музыкантом и узнал, как быть, когда тебе предлагают «найти нормальную работу», каково переезжать из города в город и ежедневно играть для нескольких тысяч человек.

ZRqbZDHqJA4

О себе

Я учился в Екатеринбурге, своём родном городе, на факультете экономики. Но никогда всерьёз работать по специальности не собирался: в университет я шёл за знаниями, вузовской средой: это и общение с другими людьми — преподавателями и студентами, это и КВН, и помощь другим в учёбе. Это был такой «ВУЗ ради ВУЗа». У меня были замечательные педагоги, благодаря которым я сформировался как человек, стал грамотнее, осознаннее. Когда ты попадаешь в университет в 15 лет, многие преподаватели старше в три-четыре раза, общение с ними обогащает тебя.

Параллельно с учёбой где-то на втором-третьем курсе я стал играть на улицах города. Люди отнеслись, конечно, с разной степенью понимания, но тех, которые были против или говорили: «зачем это тебе, что ты делаешь?» — нет, таких не было. Кто-то радовался за меня, говорил, что это неплохая подработка, кто-то удивлялся.

Да, сначала были какие-то социальные страхи: вот сейчас я пойду, что-то сделаю, а потом меня накажут, оскорбят. Но это быстро прошло. В количественном соотношении на один негативный отзыв о моей работе несколько тысяч позитивных. Человек, который относится негативно, просто видит что-то, что не укладывается в его картину мира. Он пытается мне помочь, но исходя из тех средств, которые у него есть. Человек говорит: «Иди, найди себе нормальную работу», потому что думает, что сейчас ты, наверное, страдаешь и тебе плохо.

В какой-то момент университетская среда и учёба перестала приносить мне удовольствие. Я начал думать об уходе из университета курсе на втором, в итоге, ушёл на пятом. Не жалею об этом, я успел многому научиться. Думаю, каждый сам для себя должен решать – стоит ему учиться или нет. Сейчас я понимаю, что сам заинтересован в том, чтобы получить другие образования, естественно, на платной основе, так как в России бесплатно только первое.

Тех денег, которые я сейчас зарабатываю, мне вполне хватает на жизнь. Бывают, конечно, какие-то мёртвые сезоны, как у строителей, у уличных музыкантов это зима.
Я дважды брился налысо. Потом решил: всё, хватит. Буду отращивать волосы. В моём понимании, в волосах заключена моя жизненная энергия, сила. Может быть, не буду состригать до конца жизни.

О городах

В Екатеринбурге у меня большая семья – шестеро младших братьев и сестёр, я помогаю им материально. Мы друг с другом на связи, созваниваемся по скайпу, я стараюсь приезжать к ним или приглашать кого-то из семьи к себе, если есть такая возможность.
За пять лет своей работы я жил в разных городах в самых разных условиях. Изначально я вообще не планировал переезжать из Екатеринбурга, а просто поехал в Челябинск в гости. Мои переезды не являются каким-то «бродяжничеством», я переезжал не для того, чтобы просто поездить, а для того, чтобы основаться на новом месте. После Екатеринбурга в Челябинске мне очень понравилось, город более тёплый, более солнечный, с бОльшим количеством открытого неба. Там я решил остаться и уже не планировал возвращаться в Екатеринбург. А когда переехал из Челябинска в Петербург, уже не планировал возвращаться в Челябинск.

Вписаться в менталитет не сложно – жители городов везде, в основном, понимающие.

Петербург мне порекомендовал знакомый. Он спросил, где я нахожусь сейчас, куда планирую двигаться дальше. Я ответил, что в данный момент живу и работаю в Челябинске. Он удивился: «Что? Это где вообще? Пойду погуглю». А затем посоветовал перебраться в Северную столицу.
В Петербурге и Челябинске в холодное время года играть тяжело. Это экстремальные условия работы, но они контролируемые: поработал десять минут, потом пошёл и погрелся ещё минут десять. У меня хорошая терморегуляция, мне с этим повезло.

Люди в незнакомых для тебя городах часто предлагают свою помощь, поддержку жильём, социальными связями и контактами. Ты это осмысляешь, и, если нужно, принимаешь. Люди сдруживаются и предлагают что-то делать вместе, приглашают в гости – это везде так.
Вписаться в менталитет не сложно – жители городов везде, в основном, понимающие. Сложности возникают с географией внутри города: в каком районе жить, каким транспортом добираться, какие-то технические моменты и личные детали.

Саратов для меня сейчас «основной» город. Люди удивляются, говорят: «Как ты мог променять Питер на Саратов? » Да просто. В Саратове всё очень живое. Питер более запредельный город, пронизанный историей, возвышенным монументализмом, и это хороший заряжающий момент, но Питер всё равно не такой тёплый и открытый, как Саратов. В Саратове теплее даже просто физически. Меня сюда пригласила девушка-музыкант, сказала, что город классный, здесь можно работать. Больше информации у меня не было, но я решил попробовать. И зимой из холодного Питера перебрался в холодный Саратов. Это было такое эмоциональное решение – где мне лучше? Я понял, что хорошо чувствую себя везде, но прямо сейчас мне нравится Саратов.

О музыке

Как мне кажется, люди приходят в какую-то область знаний либо для того, чтобы чему-то научиться, либо, чтобы научиться и превзойти то, что уже известно. И если ты хорош в своей стезе, и занимаешься чем-то на высоком уровне, то неважно, публичный ты человек или нет, — тебя можно назвать мастером своего дела.

tazPEbhjqpM

Я считаю себя профессиональным музыкантом. Для меня это означает, что я действительно вкладываюсь в то, чем занимаюсь, включаю свои мозги, стремления далеко вырасти, стараюсь. По моему мнению, профессионал в сфере музыки – этот тот, кто действительно растёт и вносит что-то новое в свою игру, вносит творческий вклад в своё дело. Мне кажется очень узким взгляд, что профессионал, это только тот, кто зарабатывает себе каким-то делом на жизнь. Если человек не включает стремление высоко расти, то для меня мастером своего дела он не становится.

О людях

Люди не делают ничего плохого и предосудительного, пока не заденешь их чем-то плохим и предосудительным. Я стараюсь не задевать людей и не делать им ничего плохого, не проявлять какого-то непонимания, неуважения. И люди не проявляют непонимания и неуважения ко мне. Технически, люди совершают что-то плохое и неудобное, когда по отношению к ним уже был совершён вред, у них есть психологические травмы или обиды. На внимательное, человеческое отношение люди отвечают тем же.
Я быстро для себя могу прикинуть, что это за человек – хороший или плохой, способен он на порядочные действия, или только на неадекватные. Таких людей мало, и это хорошо. Я рад, что бОльшую часть времени нахожусь среди людей заинтересованных, адекватных и понимающих. У них есть свои дела, заботы, мировоззрение, они вступают в соприкосновение со мной, с другими людьми. Они мною просто доброжелательно интересуются, высказывают какие-то свои мнения, здороваются, поддерживают, заряжают на работу. В целом, это мир, состоящий из хороших людей.

Люди живут и думают, что они настолько сложные, непонятные, и, может быть, даже некрасивые, что их никто не поддержит, не поймёт, и что их действия кому-то мешают. На самом деле, это просто недостаток внимания.

В моей работе много своеобразных бонусов. Я прихожу сюда, на улицу и почти ежедневно знакомлюсь с кем-то интересным, или люди знакомятся со мной. Также есть момент эстетического удовольствия: хорошая погода, прохожие тебе радуются, включённость в социум очень заряжает. Понимаешь, что живёшь в мире и можешь как-то пообщаться с людьми посредством музыки. Это, конечно, достаточно усечённый способ общения, так как я не читаю лекции и не участвую в дебатах, но при этом делаю некоторое благое дело, пусть и в каком-то узком, музыкальном смысле. Я знаю, что многие люди отзываются об этом как о чём-то поддерживающем, люди быстро привыкают и начинают ассоциировать места прогулок с тобой, радоваться твоему присутствию и даже печалиться отсутствию. Думаю, это хорошее, поддерживающее других дело. Если говорить с точки зрения развития своего профессионализма, то когда ты живёшь в квартире, у тебя более стеснённые условия, а на улице я могу развиваться, развиваться и развиваться.

Мне кажется, людям очень не хватает понимания со стороны других. Люди живут и думают, что они настолько сложные, непонятные, и, может быть, даже некрасивые, что их никто не поддержит, не поймёт, и что их действия кому-то мешают. На самом деле, это просто недостаток внимания и недостаток подтверждения тебя как человека со стороны других людей. Недостаток любви к себе. Человека не учат подтверждать самого себя, не учат находить опору в самом себе – это моменты воспитания. Люди живут такими картинками: где-то ухватили – понравилось, ему понравилось, значит, наверное, и мне понравится. Я думаю, человек заботится о себе только так, как он этому научился от кого-то. Очень хорошо, когда у тебя есть любящая семья и замечательное окружение, но так бывает далеко не со всеми.

На мой взгляд, люди также не всегда прозрачно выражаются по отношению друг к другу, скрывая и плохие, и хорошие чувства. Можно запутаться в том, как к тебе относятся окружающие, и как ты сам к ним относишься. Люди злонамеренные, как мне кажется, стараются эту путаницу поддерживать, а люди добронамеренные устают от дисбаланса в их сторону: им хочется, чтобы их и их хорошие действия оценили, но этого не происходит. Это утомляет, особенно в больших городах. Человек прожил час, день, неделю, а за это время ему никто не порадовался. Нет подтверждения его достоинства, состоятельности как человека, всего хорошего, что он делал, уверенности в нём, дружелюбия, мирного ощущения в свою сторону. Люди не уверены, что достойны качественного внимания, качественных достижений, и начинают как-то сами себя стеснять, скучать, заниматься не тем, что хочется, делать себе какие-то послабления. Как мне кажется, это происходит потому, что ритм жизни в городах высок, и поэтому человеку не хватает времени не то что на принятие кого-то, но даже на восстановление и на время с самим собой.

Думаю, большинству людей было бы легче, если бы они знали, что их поддерживают в трудную минуту, в них верят и воспринимают как разумных, рациональных и порядочных, достойных. Это как «питание», которого очень немного.

Нравится5 Поделиться Поделиться Ретвитнуть