Все вокруг только и говорят о неврозах, панических приступах и депрессии. Двадцатого июля этого года на 42-ом году жизни скончался лидер Linkin Park Честер Беннингтон. Он был найден мертвым в своей резиденции, расположенной в пригороде Лос-Анжелеса. Через немногим более чем два месяца вдова Беннингтона запустила флешмоб под названием #faceofdepression. В русском варианте он звучит как «удепрессиинетлица». Суть проста – показать, что невозможно определить депрессивное состояние человека по внешнему виду: присмотревшись к цвету лица, походке, манерам, речи и общему состоянию человека.

Эта болезнь сродни радиации – если вы не чувствуете ее присутствие рядом, это совершенно не означает, что она не «прожгла» кого-то из вашего окружения. Smog спросил у саратовцев с различными расстройствами, как они живут, а главное – как реагируют близкие.

Елена, 27 лет (диагноз опущен)

Все началось, когда мне исполнилось 22 года. Я постоянно уставала, и все вокруг меня злило. Я не могла сосредоточиться на простейших вещах, например, на наборе документов (а работаю я секретарем). Буквы как будто прыгали в моих глазах, меня злило то, что слова нужно так долго печатать, бесил звук компьютерной клавиатуры. Время от времени на меня находило странное состояние – словно на глаза падает занавес и ты ничего не можешь с этим поделать, лежишь в лежку, будто тебе укололи наркоз.

На глаза падает занавес и ты ничего не можешь с этим поделать, лежишь в лежку, будто тебе укололи наркоз

Руки и ноги, которые не хотят тебя слушаться, и мозг, который разрывается на части от различных мыслей и образов. Помню, как на меня напало такое состояние, когда я уходила из офиса. Я еле-еле закрыла за собой дверь, но вместо того, чтобы пойти дальше, замерла, облокотившись на стену. Так я простояла несколько минут. Потом мне стало страшно, я убежала в туалет, закрылась там и сидела. Голова кружилась, подскочило давление, а на мгновение мне вовсе показалось, что сейчас не вечер, а утро, было впечатление, что я недавно проснулась и пришла на работу, хотя на самом деле был уже седьмой час вечера.

Было впечатление, что я недавно проснулась и пришла на работу, хотя на самом деле был уже седьмой час вечера

Я долго не могла пойти к психологу или психотерапевту, для меня это было странным. Начался отпуск, и я перестала выходить из дома. Мне не хотелось даже идти в магазин за покупками. Взаперти я провела около двух недель, пока до меня не дошла мысль, что в действительности я серьезно больна. Я также поняла, что подобное расстройство – это зыбучий песок, и он засосет тебя, если кто-то рядом на вытянет тебя за руку. Сейчас я лечусь уже пять месяцев. За это время мы дважды меняли схему, но это меня нисколько не пугает. Напротив, я задаю сама себе вопрос, как могла столь долго жить в этом бреду и почему мои близкие ничего не замечали. Все вокруг делали вид, что ничего не происходит. Думали, что у меня плохое настроение, потому что я «просто поругалась с мальчиком», и со временем это сойдет на нет. Подруга посоветовала завести себе кота, а отец — «просто прийти в себя». 


Владислав, 31 год, тревожно-депрессивное расстройство

В школе я был забитым, затравленным ребенком – тем самым «мальчиком для битья», который есть в любом классе. До 22 лет у меня почти всегда было подавленное настроение, ничего не хотелось делать, было ощущение, будто я лишь зритель своей собственной жизни. В 25 я просто перестал спать. Каждый день домашние говорили, что «сегодня-то ты выспишься нормально», но этого не происходило. Cемья оказалась совершенно не готовой принять меня и мою болезнь. Родители вообще не поняли, что произошло. Они стали предлагать мне побольше гулять, расширить круг общения, завалить себя работой и почаще ходить в церковь. Также они заявили, что я «все сам себе понапридумывал» и «пахал бы в поле — ничего этого бы не было».

Каждый день домашние говорили, что «сегодня-то ты выспишься нормально», но этого не происходило

В бесконечных попытках уснуть я столкнулся с приступами необъяснимого страха – казалось, кровь холодеет в ногах и к горлу подкатывает комок. Было ощущение, что меня всего просто бьет током. Мне казалось, что рано или поздно мой организм не выдержит этого и я умру. Страх вообще стал основной темой в моей голове. Приступы тревоги повторялись в течение нескольких ночей и превратили жизнь в какой-то триллер. Чтобы прийти в норму, я съездил отдохнуть в другую страну, стало намного легче, однако по возвращении домой меня «долбануло» с новой силой. Я вообще не мог сидеть на месте. Хотелось сорваться и куда-то бежать, только когда я выбегал на улицу, мне казалось, что и здесь я не смогу найти себе покоя – возвращался домой, ложился на кровать и меня начинало трясти. У меня не было сил ответить на телефон, открыть почту. Любое действие казалось невообразимо сложным и трудным. В итоге дошло до того, что я перестал купаться и бриться. Тогда я понял, что мне нужна профессиональная помощь и обратился к врачу. Диагноз – тревожно-депрессивное расстройство. Уже на протяжении 7 лет я принимаю таблетки. Это очень дорого, учитывая, что те медикаменты, что назначает врач, стоят как минимум две, а то и три-четыре тысячи рублей. Параллельно с походами к психиатру посещаю психолога – с ней мы прорабатываем мои проблемы и пытаемся найти из них выход. Раньше я старался не говорить никому о своем состоянии, но сейчас делаю это открыто – оказалось, что среди моего окружения есть еще несколько человек с подобной проблемой. Мы делимся опытом, помогаем и поддерживаем друг друга. Учитывая динамику, я полагаю, что рано или поздно болезнь отступит, но понимаю, что это не может произойти быстро.

Анастасия, 27 лет, депрессия 

Со своей депрессией я столкнулась в 2012 году, но познакомились мы гораздо позже – в 2016, в кабинете у моего психотерапевта. У всегда весёлой и жизнерадостной меня вдруг без видимой причины всё стало серым и мрачным. Меня перестали радовать любимые занятия – хобби, работа, спорт. Всё больше времени мне требовалось чтобы просто встать с кровати и принять душ. Я спала по 3-4 часа в день, перестала встречаться с друзьями и следить за собой. Я вдруг почувствовала, что меня будто раздавило бетонной плитой.

Я вдруг почувствовала, что меня будто раздавило бетонной плитой

По ночам стали случаться состояния беспричинного страха. Сначала раз в 2-3 недели. К психотерапевту я попала, когда их частота увеличилась до 3х раз в день. Я забывала слова и путалась во времени, мне требовалось всё больше усилий чтобы просто воспринимать происходящее вокруг, я постоянно плакала без причины. Было ощущение, что я в компьютерной игре и тут все «лагает» и зависает.

Мнение эксперта

Ольга Метелева, практический психолог, гештальт-терапевт

Мало кто об этом знает, но на самом деле депрессивные расстройства встречаются почти у 70% населения земли, и цифра эта растет. Высокий интеллект только ускоряет глубокое погружение в состояние безнадеги. Депрессия тиха и коварна. Она может возникнуть без видимых глазу причин и ярко проявиться только после 20-22 лет. Когда я на консультации прошу описать свое состояние человека в депрессии, то обычно появляется образ пропасти, поглощающей бездны, чего-то пустого и не имеющего границ. В этой бездне  нужно как-то удержаться, чтобы начать восхождение обратно. Поиск точки опоры сложен, долог, разовое посещение специалиста – это только один шаг пути. Один в этом поле – не воин. Депрессия фактически загоняет личность «внутрь» своих переживаний. Единственная альтернатива – выход во вне, к людям. Тут обязательны специалисты, не только друзья и родственники. Загружать себя деятельностью бессмысленно, если вообще возможно в таком состоянии, равно как и любыми стимуляторами (алкоголь, наркотики и прочее). О душевной боли важно и нужно говорить, ощущение одиночества здесь противопоказано. Непреходящая тоска, подавленное настроение, заторможенность мышления и речи, бессилие и неспособность радоваться прежним удовольствиям являются показателями депрессии и поводом консультации, если они проявляются более 2-3 недель. Часто к этому присоединяются проблемы с питанием и сном. Проблемы с сердцем, непонятные недомогания без соматических причин могут маскировать депрессию. Встречаются нетипичные случаи, когда появляется повышенный сарказм, обесценивающая ирония и шутки о себе, сопровождающиеся глубоким чувством вины. В этот период человек словно оглушен,  измучен тяжелыми мыслями и лишен даже малейшей надежды на лучшее.

Нравится6 Поделиться Поделиться Ретвитнуть