Четыре года назад сложно было представить кафе, в котором не было бы огромного меню, барменов и официантов. Недоумение горожан, любящих прогуляться по заведениям, вызывал дневной клуб «Дружба». Его смысл – продавать не блюда от шеф-повара, а время, которое гости проводят в кафе.

Героями нового материала в рубрике «Дело» стали Юлия Цветкова и Олег Русанов, которые открыли одно из первых тайм-кафе в Саратове. Smog узнал, как ребятам пришла идея сделать дневной клуб, и сколько пришлось вложиться в этот бизнес.

Юля Цветкова и Олег Русанов с сотрудниками «Дружбы».

С чего начался проект?

Юля Цветкова: Дневной клуб «Дружба» появился из нашего ощущения, что в городе есть большое количество кафе и баров, но идти таким ребятам как мы, по традиции, некуда. Изначально все мысли были о баре, и мы в очередной раз поехали в Северную столицу с деловой целью – гулять по их легендарным барам. В один из вечеров наш друг привел нас в «Циферблат» на Невском. Свободное пространство – одно из первых «антикафе» страны, место, где были возведены в культ принципы, на которые мы бы опирались при открытии своего заведения: доверие к людям, защита личного пространства (от сервиса, музыки, окружающих), дружелюбие и естественность. Интуитивно мы поняли, что редактор журнала и управляющий магазина запчастей для автобусов не справятся с баром, а вот такое место вполне могут «потянуть».

Что тебя покорило в этом заведение?

— Там было спокойно, но захватывающе интересно – сотня мелочей, простой, но немного фантазийный интерьер. Ведь там мы впервые сами себе налили чай в кафе, собрали пиалу сладкого и играли с товарищем в домино, сидя на клетчатых пледах. Это было время гламура и первых хипстров, а в «Цифрблате» обитало идеальное общество. Полгода после возвращения мы все просчитывали,  продумывали технологические и стилистические детали. Летом начали искать помещение, и когда нашли свое, провели небольшое исследование: стояли на улице и считали людей, которые проходят мимо. В нашем представление было несколько путей развития: оптимистичный, нейтральный, пессимистичный. При оптимистичном вставал вопрос: куда девать лишние деньги после полного возврата на инвестиции. Моя подруга Юля Марьина советовала интересные ПИФы, рассказывала про пассивный доход. Сейчас это смешно вспоминать: экономика «Дружбы» сложилась по четвертому сценарию – реальному.

Свои полгода «Дружба» отметила, собрав всех вместе. Больше 80 человек в тот вечер пришли на «Свободный микрофон».

Какая была главная ошибка при просчете проекта?

— Мы, как классические дилетанты, считали, что у наших дверей будет стоять толпа. Разделили день на несколько секторов по времени, в зависимости от того, какая базовая потребность есть у человека в данный момент: поработать в тишине, пообедать вдали от офиса, встретиться с большой компанией. Вывели показатель «человеко-час», который показывает, сколько людей будет в заведении за какой-то период. Логика была верна, но предположение, что в первом секторе будет находиться в среднем 2 человека в час, а в период «обед» – 5, было неверным. На деле, с 12.00 до 16.00 в клубе может вообще никого не быть, и раз в неделю кто-то приходит с контейнером борща на перекус. Такие промахи были в каждом временном блоке. Вторая ошибка – оценка инвестиций. Фактические затраты были на 50% выше теоретических, в процессе нам пришлось «добирать» кредит. Это произошло из-за хозяйственной неграмотности и доверчивости «профессионалам». Например, мы установили некоторые узлы вентиляции, которые за 4 года ни разу не использовали, но заплатили за них по 100 000 рублей – кредитные деньги, с которых потом платили процент. С другой стороны – мы вообще не представляли, сколько будет стоить ремонт. А он с каждым днем становился все масштабнее. Сначала сняли потолок, потом сломали стены, отрезали и выкинули всю старую проводку, проложили новую с нуля. В итоге проект обошелся почти в миллион.

Посетители «Дружбы» на празднике английского языка.

Как вы просчитывали финансы?

— В два блока: доходы и расходы. Про доходы уже сказали, расходы складывались из ремонта (невосполняемая трата) и активов: мебель, оборудование, игры, декор – все, что можно перенести, продать, поменять. Активы посчитать достаточно легко, важно понимать количество сидячих мест, и сколько человек ты хочешь обслужить за день – это поможет предположить количество оборудования, вплоть до чайных ложек.

Затраты на ремонт  зависят только от помещения, и в нашем случае оказались колоссальными. Мы не мирились с гипсокартонном и подвесным потолком, провели систему пожарной и охранной безопасности, вытяжку по стандартам общепита, оборудовали комнату для мытья посуды, поэтому 600 тысяч потратили именно на ремонт. И здесь внутри тоже были ошибки. Например, мы положили 500 кг ламината, который через год пришлось выбросить.

Юля, это был бизнес, в который вы с Олегом ушли как в омут? Забыв все что было раньше?

— Первый год существования «Дружбы» я продолжала работать как наемный сотрудник, и мы могли поддерживать себя как семья стабильной зарплатой. Только через два года я смогла позволить себе уволиться и полностью отдаться одному любимому делу. Олег же попрощался с работой практически сразу, как мы затеяли этот проект.

Я думаю, что мы могли бы похвастаться финансовыми успехами, но у нас была мечта сделать «Дружбу» идеальной, поэтому вливания в проект были каждый раз, когда у нас появлялась хоть какая-то осязаемая сумма и гениальная идея. В этом помещении мы уже несколько раз делали ремонт, докупали игровые приставки и старались, чтобы гостям у нас было максимально комфортно. Мы привезли в Саратов кикер, и три раза меняли столы, дойдя в итоге до международного уровня оборудования. И хотя до сих пор все это не очень похоже на бизнес, мы делаем то, что хотим и то, что задумали.

Новый год в «Дружбе».

Как обстояли дела с заемными средствами? Вы быстро избавились от долгов?

— Этот пункт бизнес-плана был самым провальным. У нас не было доступа к выгодному кредиту или каким-то родительским капиталам. Изначально мы взяли очень дорогие деньги, практически 30% годовых в «Экспресс-Волге». После года бандитских платежей основная сумма почти не уменьшилась – все выплаты шли на процентную часть. Нам повезло перекредитоваться на более выгодных условиях в «Сбербанке». Еще дважды мы брали транш в «Сбере» на ремонты и улучшения. С кредитами мы расправились только в 2015 году. И по этому поводу устроили вечеринку для всех друзей, которые помогали «Дружбе» расти и устоять на ногах.

Одна из лекций в «Дружбе».

Дружба перешагнула 4-летний рубеж и, можно сказать, переросла тайм-кафе города. Вы исключили еду из меню заведения, предоставив возможность готовить самим гостям. Ввели абонементы на посещения дневного клуба. Это коммерческий ход или новая концепция «Дружбы»?

— Сначала про отличия от общего фона. Все эти годы мы принципиально не подыгрывали зову толпы. Поэтому в «Дружбе» нет кальянов, нельзя вэйпить, выпивать, слушать музыку с телефона и забивать очередь на приставку. Где-то полтора года назад в стране произошел резкий культурный спад. Подростки заправили джинсы в носки и выпустили наружу внутренних гопников. В ущерб экономике бизнеса мы не пустили эту волну на свою площадку, чтобы защитить спокойствие своих постояльцев.

Теперь про #длялюдейиидей. Меняться все же нужно, потому что город стал другим. 4 года назад саратовцев удивляла наша мебель из Икеи, они не понимали, где у нас потолок, и что значит «лофт». Сегодня – каждый сам себе дизайнер, просветитель, коуч. Мы больше не должны нести фонарь впереди отряда путешественников, потому что и без того стало светло. Теперь «Дружба» должна быть универсальной удобной площадкой для людей со своими идеями и желаниями. Открытая кухня нужна, потому что у каждого гостя – свои пищевые привычки. Абонементы посещения – потому что целей нахождения в «Дружбе» может быть десяток, но все хотели бы сэкономить. Мы не придумываем мероприятия сами, но открыты ко всем предложениям, потому что тысячи активных горожан несут в себе больше ценной информации и идей, чем 3-5 сотрудников «Дружбы».

Нравится3 Поделиться Поделиться Ретвитнуть