У этих актеров всего один зритель. Доктора-клоуны работают с тяжелобольными детьми в московских больницах. Они не давали клятву Гиппократа, но учились по системе Станиславского, и «верю!» в реабилитации маленьких пациентов становится таким же важным, как «не навреди».  SMOG поговорил с Максимом Логиновым, актером, выпускником Саратовского театрального института, о его работе в фонде «Доктор клоун».

Z7F8P2PGBco

— Максим, расскажи, как ты пришел в проект «Доктор клоун»?

В 2013-м году я закончил Саратовский театральный институт. Учился на курсе народного артиста РФ Александра Григорьевича Галко. Это были самые счастливые времена в моей жизни! Александр Григорьевич дал мне всё, что я умею сейчас, и сделал меня таким, какой я есть. После окончания института переехал в Москву, где первое время работал в «Театре на Покровке» под руководством Сергея Арцибашева. Там было уже не так радостно, как во время учебы… Сейчас я не в театре. Предпочитаю «либо хорошо, либо никак». Как я попал в «Доктор Клоун»? Банально. Наткнулся в интернете на объявление о наборе, написал, прошел собеседование. Тогда у меня был сложный период в жизни. Ну, знаете, когда задаешься вопросами: «В чем смысл всего?», «Зачем я тут?», «Кто я?», «Что я делаю?» и так далее. И тут появился фонд. В каком-то смысле это меня спасло.

— Опиши деятельность фонда. Для кого и зачем он был создан?

Фонд был создан несколько лет назад. Как говорит Максим Матвеев, один из его основателей и руководителей: если мы (большая часть клоунов – актеры, музыканты) благодаря нашей профессии можем  помогать тяжелобольным детям, которые лежат в больнице по несколько лет, а бывает и всю жизнь (!), почему бы не делать это? Представьте подростка лет 12-ти-13-ти, который 7-8 лет своей жизни находится в закрытом боксе. Фактически, всю сознательную жизнь он видит стеклянные стены, кучу оборудования и врачей в масках. Плюс постоянные болезненные процедуры. Ах да, еще через интернет наблюдает за другой жизнью, где всего этого нет. Как вы думаете, какое у него эмоциональное состояние? Вряд ли мы с вами можем его понять.

Задача доктора-клоуна – дать ребенку поверить, что даже в этой обстановке есть место радости, улыбке, дружбе. И совсем не обязательно, что мы приходим, шутим, веселимся и танцуем. Нет. Часто бывает, что надо просто помолчать, посмотреть друг на друга, а то и поплакать вместе. От этого становится легче. Ребенок может нам сказать то, чего не говорит родителям и врачам. И здесь главное – сразу «просекать» его состояние. Чтобы не получилось, что мы вваливаемся в палату с гитарой и танцами, а нужно было просто тихо обнять его. Вообще, в Европе больничная клоунада – это профессия. Есть отдельные факультеты в университетах, люди долго учатся, получают дипломы и официально трудоустраиваются. Но у нас, конечно же, все не так. Наш фонд стремится к тому, чтобы и в России больничную клоунаду сделать профессией.

Доктор_Клоун_в_РДКБ-1

— А как это происходит у нас? Доктором-клоуном может стать каждый? Есть ли отбор и специальная подготовка у сотрудников фонда?

Конечно же, доктором-клоуном может стать далеко не каждый. У нас серьезный отбор, который проходит в несколько этапов, и продолжительное обучение, которое длится около 9-ти месяцев. В ходе обучения затрагивается масса всего. Помимо актерского мастерства, клоунады, работы с куклой, речи, ритмики и прочих предметов из театральной среды, есть еще психология, лекции с действующими врачами, изучение этики больницы, правил и мер безопасности, практика в различных детских центрах, включая центры для детей с ограниченными возможностями и многое другое. Только в конце обучения и после получения медицинской книжки «новенький» имеет право выйти в больницу в паре с опытным доктором-клоуном и под присмотром еще одного, который записывает все плюсы и минусы.

— Как к вам относится администрация больниц? Родителей-то зачастую не пускают к собственным детям. Кажется, что чужих «дядек» с улицы тем более…

С администрацией больниц вопрос сложный. Сейчас мы работаем в Российской детской клинической больнице (РДКБ), руководство которой нас поддерживает. Для этого потребовался не один год: проводились конференции и разные акции, пока, наконец, нас не стали воспринимать. Но до сих пор возникают проблемы с персоналом внутри отделений. Конечно, не везде, но всё же. Далеко не все понимают смысл нашей работы. У многих отношение такое: «Не, ребят, сегодня аниматоры здесь не нужны!» Конечно, это обидно. Каждый выход – это не просто пришли переодетые, поиграли с детьми и ушли. Перед этим пара клоунов, еще в «гражданском», в белых халатах, идут в отделение и собирают трансмиссию. Трансмиссия – это информация непосредственно про каждого ребенка. Кто как себя чувствует, кому лучше/хуже с прошлого раза, кто после операции, если «новенький», есть ли у него особенности: не слышит, не видит, не ходит, сирота, не понимает русский язык. Только после этого мы переодеваемся, гримируемся и приходим в отделение уже подготовленными, зная все, что нужно. Родители, в большинстве своем, относятся к нам хорошо, иногда даже специально зовут, когда ребенку плохо или больно.

MOVbZAGK8NQ

— Что ты получаешь от этого проекта? Он как-то изменил тебя самого?

Фонд даёт мне многое. Даёт мне силы. Когда я клоун – я прямо почти физически ощущаю НУЖНОСТЬ того, что я делаю. Однажды, когда я только-только начинал, была одна девочка в больнице, я зашел к ней в палату, а она лежала почти без сознания, только после операции, еще немного под действием наркоза. Она могла шевелить пальцами и что-то беззвучно произносить губами. Я подошел к ней, и мы так долго смотрели друг другу в глаза и столько всего сказали, не произнося ни слова, что я просто всё понял. Помню, как у нее скатилась слеза, я достал волшебный кошелёк и в тишине показал ей простенький фокус, а она улыбнулась одними губами. Вот это был переломный момент. После этого всё встало на свои места.

— Фонд работает только в Москве? Есть ли планы выходить в регионы? И что для этого нужно в первую очередь? Если, к примеру, человек в Саратове прочитает материал и захочет стать частью вашей команды именно здесь, что ему необходимо сделать?

Фонд работает только в Москве. Насчёт планов я сказать ничего не могу. Это вам к руководству. Пока, чтобы стать членом нашей команды, нужно, как минимум, проживать в Москве. Вся информация про фонд, школу и помощь фонду есть на сайте: http://doctor-clown.ru/ Также про нас снят небольшой фильм «Доктор Клоун – доктор для жизни».

UVa-jw7jvjo
Нравится5 Поделиться Поделиться Ретвитнуть