Кто такой врач — полярник? Люди болеют везде, независимо от окружающих их условий. Людей лечат врачи. Грамотных врачей мало. Это здесь дома у нас есть выбор, мы можем пойти в городскую больницу или в частную клинику. А что если вы оказались за много тысяч километров от дома, к примеру на Южном полюсе? Доктор в Антарктиде – значимая фигура. В экстремальных условиях ценность грамотного медика увеличивается. В изоляции, в отрыве от Большой Земли этому человеку приходится выполнять разные функции. Это универсальный «супермен», задача которого помогать людям. Наше интервью – не хвалебная ода героизму отдельного человека, это история простых людей и описание быта на полярной станции, воспоминания врача-полярника.

Герой нашего сегодняшнего интервью — врач 36 советской Антарктической экспедиции Виктор Лазаревич Кишиневский.

 Берег Правды, Земля Королевы Мэри.

Я работал терапевтом — анестезиологом на полярной станции обсерватории Мирный 36 советской антарктической экспедиции 1991-1992 года. Это была последняя Советская Антарктическая Экспедиция, потому что как раз тогда Советский Союз и прекратил свое существование. Во время августовского путча 1991 года мы находились в обсерватории Мирный.  Станция Мирный — береговая станция. Это Восточная Антарктида, Море Дэвиса, Берег Правды, Земля Королевы Мэри. Станция научная, цель станции — получение научной информации: гидрохимической, геофизической, метеорологической. Но как раз научников было не так много, основную часть состава станции составлял обслуживающий персонал: повара, врачи, транспортный отряд, вездеходчики и так далее.

Расколотый бюст Ленина и переворот в стране.

Мы услышали по радио сообщение о произошедшем в стране раньше  других, потому что находились восточнее. Я позвонил маме и сказал: «Вы знаете, что у вас там военный переворот?” Они не знали. На  нашей станции зимовало 53 человека, это такой своеобразный срез страны в целом, поэтому реагировали очень по — разному. Помню когда объявили, что на баррикадах пролилась первая кровь, то гидрохимик, который там зимовал — Саша Калганов из Питера расплакался. Его брат находился на баррикадах. А его друг — повар Саша Павлов в эмоциональном порыве схватил бюст Ленина из ленинской комнаты и побежал его выбрасывать на свалку. В коридоре ему встретился начальник станции – убежденный коммунист, который пытался у него этот бюст отобрать, и они с ним  слегка  подрались. В процессе их потасовки бюст упал и раскололся. Это была достаточно забавная сцена, потому что начальник станции был крупный мужчина и пожилой. А Саша Павлов был молодой, маленький, коренастенький.

Во время нашего пребывания на станции происходили выборы президента Российской Федерации. Очень любопытно, что голоса зимовщиков между кандидатами на пост президента разделились также как и голоса по стране в целом. Выбрали Ельцина.

Моржевание в экстремальных условиях.

До Антарктиды мы добирались на судне ледокольного типа “Профессор Зубов” из Ленинграда через Финский залив, Датские проливы, Северное море. Шли мы около полутора месяцев. На одной из остановок по пути в Мирный, на станции Беллинсгаузен на острове Кинг Джордж, я закрывал купальный сезон. Температура воды – минус  1.3 градуса Цельсия. Температура воздуха – 5 градусов. Вода соленая, она замерзает при минусовой температуре. Там была открытая вода, но было очень мелко, идёшь, идёшь, холодно, зашёл по пояс, потом поплыл. Вышел, как в кипяток бросили, тело горело.

Денежный вопрос на полюсе.

Я заработал  в переводе на валюту 300 долларов  —  10000 рублей. В советские годы 10000 полновесных, советских деревянных рублей — это была двухкомнатная кооперативная квартира и машина Жигули.  В связи с инфляцией, я на эти деньги мог  купить четыре колеса к Ладе. Деньги, которые получал американский врач за время зимовки, это около 300000 долларов. Правда, это был не простой врач, туда попадали врачи, которые проходили конкурс научных программ. Кроме того, что он выполнял функцию врача как огнетушителя, если что-то случится, в основном, он осуществлял научную программу.

Был ещё один любопытный факт, нашу жизнь страховали на 800 рублей в момент отъезда. Тогда, впервые, при нас начали вывозить тела погибших из Антарктиды, и делали это на коммерческой основе. Умерших и погибших полярников раньше хоронили на Антарктиде, по желанию родственников тела стали отправлять на Большую землю. Притом, что мы были застрахованы на 800 рублей, вывоз тела стоил 30000 рублей, поэтому, наверное, родственники  могли получить какую-то отдельную особо дорогую часть за 800 рублей.

“Кубинец” в Антарктиде и простой человек Паша Захватов.

Ко мне на прием во время тяжелой магнитной бури сразу пришло человек 10. Вообще магнитные бури зарождаются в Антарктиде, еще это было во время урагана, и люди с метеолабильностью во время тяжелых метеоперепадов плохо себя чувствовали, возникали сильные головные боли, одышка, слабость, явления озноба. Я, кстати, чувствовал то же самое в  этот момент, но так как у меня была ролевая функция не пациента, а врача, то я скрывал, что чувствую себя скверно и консультировал пациентов. Вот пришел очередной по счету пациент, начальник транспортного отряда и предъявлял такие же жалобы: слабость,  одышка, сильная головная боль. Я померил температуру, температура была 35.8 – пониженная. У него не было кашля —  указания, что проблема может быть в легких. Но просто, потому что есть определенный порядок – стандарт обследования, которому меня приучили с первых дней работы практическим врачом,  я стал его смотреть, что называется с головы до ног, и обнаружил, что у него одно легкое почти полностью не дышит, на три четверти, а у второго — не дышит верхушка. Оказалось, что у него двухсторонняя пневмония, с одной стороны практически тотальная. Дело в том, что в Антарктиде из-за резкого снижения иммунитета все заболевания протекают очень атипично. Если б я его не посмотрел, мы бы день еще пропустили, и конечно его  не спасли,  а так его удалось вылечить. Он потом еще раз болел пневмонией.  Случай был очень показательный. Любопытно,  почему он заболевал пневмониями. Дело в том, что для очистки территории от снега, а снег выпадал в огромных количествах постоянно, был на станцию отправлен бульдозер, но по какой-то фантастической иронии, в сталинские времена это назвали бы вредительством, был отправлен бульдозер в модификации “кубинец” —  без кабины. И вот на этом бульдозере приходилось очищать территорию от снега. Начальник транспортного отряда – Паша Захватов  был  очень культурный и совестливый человек, и  не мог себе позволить в таких условиях заставлять чистить территорию своих подчиненных, поэтому территорию он всегда чистил сам. В результате, при очень сильном ветре он  закономерно простужался —  промерзал и заболевал.

Пингвиньи яйца или полярный шампунь.

Люди на станции сильно лысели, с одной стороны нехватка витаминов, микроэлементов, с другой —  мягкая талая вода. Помню, первый раз после бани пришел – утром встал, вся подушка в выпавших волосах, потому  я понял, что к концу зимовки останусь без волос, стал думать, что делать. Сначала стал мыть голову просто яйцом, желтком куриного яйца. Потом сообразил применять пингвиньи яйца. Дело в том, что рядом самая большая в мире колония императорских пингвинов, а во время ураганов пингвины теряют яйца, и они размораживаются, трескаются. Желток пингвиньего яйца размером с крупное куриное яйцо, четверть такого желтка достаточно, чтобы натереть голову. Волосы прекрасно промываются, кожа не раздражается, в пингвиньих яйцах содержится комплекс жирорастворимых витаминов A,D,E. В общем, я приехал из Антарктиды с шапкой волос, которой у меня не было в юности. Надо сказать, что никто из моих товарищей моему примеру не последовал, они продолжали терять волосы и надо мной подшучивали.

Американские друзья или американские враги?

Когда произошел переворот, нам радировали американские полярники со станции Мак — Мердо: “не бойтесь, если потребуется, мы вас снимем.”  У американцев есть в Антарктиде спасательная служба, есть самолеты, приспособленные для посадки в антарктических условиях – “Геркулесы”. В случае каких то чрезвычайных ситуаций они могут выполнить транспортную функцию и эвакуировать тяжело больных и пострадавших. У нас такой пациент был — Слава Абрамов, инженер транспортного отряда. Он упал с высоты примерно трех метров и сломал шейку бедра. Понятно, что оперировать в условиях станции было невозможно. И поэтому его нужно было вывозить, в принципе американцы могли это сделать, но начальник станции категорически отказался с ними связываться. Боялся, что это повлечет какие-то финансовые последствия, хотя на самом деле это была некоммерческая служба. Слава пролежал без лечения,  мы сделали так называемую кокситную повязку (прим. вид гипсовой повязки на бедро и тазобедренный сустав), оперировали его уже в Петербурге. Кстати, любопытно, уезжали мы из Ленинграда, а вернулись в Петербург. Все очень сильно поменялось. Мы уехали из социалистической страны, а приехали в капиталистическую.

“Солнце слепит” – это не метафора для полярников.

Часты были ожоги глаз из-за солнца. На полюсе очень жесткий ультрафиолет. Все ходили в очках, специальных очков не давали, давали очки сварщика, у них достаточно темные стекла, и они хорошо выполняли свою функцию. Ожоги получали, когда выходили куда-то: на рыбалку, работу, без защиты для глаз. Ожог роговицы был как от электросварки, приходилось колоть наркотики, такой был тяжелый болевой синдром.

Недостаток витаминов и особенности полярной рыбалки.

На станции не было поливитаминов. К счастью, была хотя бы аскорбинка – цинги не возникло. Питание имелось в любом количестве, недостатка пищи по калорийности не было, народ забавно толстел. Я тоже растолстел, все набрали пингвиний жир, так сказать. Но еда была неполноценная, вымороженное годами мясо, рыба. Я пытался разнообразить меню, ловить рыбу. Рыба ловилась очень хорошо, несложно было за одну рыбалку поймать 40-50 кг на удочку, клевало ежесекундно. Лёд к концу зимовки был около трёх метров. Брали два бура, один простой “ленинградский” 130 мм в диаметре, пробуривали, а потом вставляли бур на припаянной трехметровой ручке. Чтобы легче было бурить, бурили в приливных трещинах. Хорошо ловился антарктический бычок, «ледяная» рыба (прим. рыба семейства белокровных рыб. Обитает в водах Антарктики).

Раскрась жизнь яркими красками.

Чего остро не хватало на станции, так это – цветовых ощущений. Все вокруг белое. Хотелось увидеть грязь, не только снег и лед.  У нас был киноаппарат, показывали фильмы. Дежурные выбирали фильм, который будут показывать вечером. Я никак не мог понять, по какому принципу люди выбирают фильмы. Не было корреляции между культурным уровнем человека и фильмом, который он заказывал. Потом я понял, люди стараются выбирать просто цветные картины. Так сильно не доставало цветовых ощущений, что люди выбирали фильмы по принципу яркости. Хотя, во время полярного лета оттаивали острова,  даже у нас на станции были проталины, темнели камни. Вообще Антарктида – это орех, ядро — континент внутри, а снаружи скорлупа – лёд.

Потепление близко?

Во время полярного лета оттаивали острова. В школе нам рассказывали о парниковом эффекте, о том, что со временем в результате этого эффекта начнут таять льды Антарктиды, и будут обнажаться камни. Представляете, я увидел это своими глазами. Раньше говорят, этого не было вообще, только в Оазисе Бангера открывались камни. Сейчас считается, что это действие потепления,  такое мнение не бесспорно. Кто-то говорит, что это результат парникового эффекта, другие говорят и приводят статистику о том, что это циклические колебания климата, и что они были и раньше.

Оборотная сторона медали.

Жизнь на станции в целом благоустроенная, неопасная. С трёхразовым сытным питанием, комфортными условиями проживания.  Основные опасности возникают только при нарушении бытовых правил, в основном связано это со злоупотреблением алкоголем. Я внёс свой вклад в то, что все вернулись живыми с зимовки, но не столько благодаря лечению, сколько  благодаря тому, что во время коллективных мероприятий,  проходил по комнатам, выключал электроприборы, доставал бычки из зубов у уснувших, это было очень важно. Чей-то героизм – это в большинстве случаев оборотная сторона чьего-то или собственного разгильдяйства.

Градус жесткости

Мирный – береговая станция, там не бывает холодно. Морозы в основном на куполе (прим. ледяной купол Антарктиды, центральная часть континента), на станции Восток – температура там опускается на 80 градусов ниже нуля. У нас был самый теплый год за все время освоения Антарктиды. Самая низкая температура — 28 градусов, в то время в моём родном городе – Саратове, в эту зиму было 33 градуса. В районе станции Мирный бывают очень сильные ветра, около 30 метров в секунду, то есть это скорость курьерского поезда. При сильном ветре очень быстро наступает переохлаждение, при морозе 15 градусов и при ветре 25 метров в секунду, за 5 минут происходит обморожение второй степени. В Антарктиде есть понятие градусов жесткости (прим. Жёсткость погоды — термин, под которым подразумеваются ощущения человека при одновременном воздействии на него мороза и ветра). Один раз мы ходили в поход на 101 км трассы Мирный – Восток, это 1500 м над уровнем моря, там я увидел настоящее светопредставление. Там было место, где уже есть мороз, но ещё есть ветер, там было минус 40 градусов и ветер 40 метров в секунду. Фантастические условия. В этот момент у нас загорелся тягач, у него воспламенился провод солярки. Я впервые увидел, как горит металл, он горит как бенгальский огонь, рассыпая снопы искр, подогреваемый соляркой, и все это на страшном ветру. Красиво и достаточно зрелищно. Правда, очень быстро поднялся ветер со снегом, и все это закидало. Тогда были невероятные по жесткости условия.

В Антарктиде хорошо, а дома лучше.

Мне предлагали остаться в Антарктиде, на сезон пойти в Оазис Бангера, на станцию Прогресс. Очень интересное место, там какие-то копи царя Соломона,  огромное количество полудрагоценных камней, ископаемое мумие. Но  происходили  известные события в стране, я хотел домой, и не остался. На станции очень не хватало близких, жены, сына, родителей, друзей. По каким-то вещам я не скучал, в экспедициях есть дела, но нет проблем. Вещи либо есть, либо их нет. Тут мы думали, как достать, а там ничего не достанешь. Необходимой одеждой, едой, мы были обеспечены. Даже была земля, ее привозили для высадки растений, у нас  на подоконниках росли помидоры, огурцы. Поливали их разведенным пингвиньим пометом, на палящем антарктическом солнце, колоссально все росло.

Мирнаяфауна.

Пингвины около Мирного были двух видов – большие императорские пингвины и маленькие пингвины Адели. Императорские пингвины приходили и выводили птенцов в самые морозы и ураганы. Они не делают гнезд, а носят яйца в кожно-перьевых складках на нижней части живота. Адели — как у нас грачи прилетают, приходили весной, маленькие такие, забавные. Они делают  на возвышении овальные гнезда из камешков, дерутся за камни. Причем берут эти камни внизу, тащат их наверх, это совершенно непонятно, потому что куча таких же камней лежит наверху.

В Мирном есть снежные буревестники, светлые красивые птицы. Есть поморники — хищные чайки, вечно голодные, у них видимо вообще не бывает чувства сытости. Мы ловили рыбу, поморники подлетают, пытаются рыбу стянуть, рыбу не жалко. Мы как-то решили посмотреть, а сколько может поморник съесть. Он не останавливается, в конце концов, он съедает столько, что не может взлететь, потом он не может уже сидеть, лежит, но при этом, если бросаешь ему рыбу, он ее хватает и глотает.

Есть тюлени Уэдделла, они залезают в приливные трещины, лежат,  греются на солнышке. Эти тюлени мирные, питаются рыбой.  Я их фотографировал, подходил, гладил, они не проявляют агрессии и даже особо не боятся. Говорят, что  весной  в промоинах проплывают тюлени — леопарды, которые едят пингвинов.  Еще я видел плавник касатки в промоине.

Что сейчас

В настоящий момент, “Доктор Антарктика” – Виктор Лазаревич Кишиневский, работает врачом-терапевтом, заместителем главного врача в частной клинике “ГАЗМЕДЦЕНТР”.


В 2016 году отмечалось 60 лет со дня открытия первой советской антарктической станции Мирный. В настоящее время на круглогодично действующей станции “Мирный” работает синоптическая группа, проводятся исследования, в основном климатологического и геофизического характера.


Попасть в состав российской антарктической экспедиции, можно связавшись с отделом кадров ААНИИ (Арктический и антарктический научно-исследовательский институт). Посмотрите раздел вакансий на сайте Российской Антарктической Экспедиции.


Возможность побывать в Антарктиде есть и у обеспеченных туристов. Различными компаниями организовываются туры на круизных кораблях.tochka

Беседовал Григорий Махно
Фото из личного архива Виктора Кишиневского

Нравится8 Поделиться Поделиться Ретвитнуть