Бизнес-тренеры и коучи, индивидуальные и групповые психологические консультации, мастер-классы на любой вкус и цвет – начиная от приготовления еды, заканчивая отношениями между мужчиной и женщиной – эта сфера год от года набирает обороты. Мы хотим эффективнее работать и больше зарабатывать, стать лучшей версией себя – привлекательными внешне и внутренне, харизматичными, успешными как в работе, так и в общении с другими людьми. Сфера изменений процветает. Не умеешь знакомиться с мужчинами? Не знаешь, как начать свое дело? Хочешь похудеть уже хоть к какому-нибудь лету? Приходи – научим. Выбор в этом деле велик: хочешь — иди к Юлии-Альфа-самке-Печерской за отношениями, хочешь – к Аязу Шабутдинову за собственным бизнесом, хочешь – надевай юбку в пол и следуй ведическим учениям, хочешь – вот тебе тренинги по продажам, а вот тебе НЛП и эриксоновский коучинг. Smog решил выяснить, почему инфобизнес стал настолько популярным, и каким должен быть специалист, работающий в этой сфере.

Сергей Потапов, бизнес-тренер, утверждает, что ещё буквально двадцать лет назад не было такой обширной практики консультирования. К тому же, не было той мощной медиаплатформы, при помощи которой можно было бы делиться знаниями – социальных сетей и блогов. Сейчас же, удовлетворив потребность в раздаче бесплатных советов, люди думают – почему бы не монетизировать эту практику?

Сергей Потапов, бизнес-тренер

-Все предлагаемые товары и услуги по определению не могут быть хорошего качества. Если вы выбираете бизнес-тренера, у него должны быть документы об образовании в области менеджмента, опыт работы руководителем в серьезной организации. Но я не могу категорично заявлять о том, что любой бизнес-тренер должен обладать вышеперечисленным. Иногда достаточно личного опыта человека, опыта продаж в полях. Все зависит от того, насколько сложные аспекты преподаются. Нельзя, на мой взгляд, ругать и тех, кто только вступил на эту стезю. Есть люди, которым передача опыта дается легче, чем сама работа. Им интереснее учить. Существует даже выражение: «Если человек не умеет делать сам, то он учит этому других».

По мнению Сергея, работа бизнес-тренера по-своему приятна – ты являешься наставником для другого человека, даешь советы, учишь продавать или строить бизнес. Взрослые люди разговаривают с тобой, слушают тебя и платят за это деньги.

При этом, если система образования, как школьная, так и университетская, построена по принципу «отсутствия выбора». А взрослый человек хочет научиться только тому, в чем испытывает потребность здесь и сейчас.

Сергей Потапов, бизнес-тренер

-Один мой знакомый коллега – очень хороший  рекрутер, лингвист по образованию. А человек с дипломом психолога может не быть хорошим HR-ом. Потому талант первичен. Если получается быть бизнес-тренером, коучем, есть желание и амбиции, то больше ничего не нужно. Ключевое значение здесь имеет опыт и специализация. Я никогда не буду проводить тренинг по юриспруденции и ведению бухгалтерского учета, потому что не разбираюсь в этом. Когда выбираете себе наставника, бизнес-тренера или психолога, важно, чтобы была так называемая «химия». Никто не хочет попасть к школьному учителю с холодным отношением, важно, чтобы была совместимость характеров, темпераментов.

Сергей уверен: сейчас такое время, когда надо учиться постоянно, поскольку знания быстро устаревают. Приходится бежать как можно быстрее только для того, чтобы оставаться на месте. Если двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад человек поступал в высшее учебное заведение, учился пять лет, получал специальность и мог отработать по ней до пенсии, то сейчас так уже не получится. Некоторые специальности просто не проживут ещё пару десятков лет. Поэтому нужно постоянно переучиваться, узнавать новую информацию. Даже книги быстро устаревают. Хорошо, если человек заинтересован в увеличении количества навыков, в противном случае он может быть попросту выброшен на обочину жизни. А самый простой способ получения знаний – пойти к кому-то, кто разбирается в нужной теме, и спросить.

Сергей Потапов, бизнес-тренер

-На мой взгляд, хорошо, что сейчас есть столько человек в сфере инфобизнеса. Значит, есть спрос. Не появляется такое количество предложений, если в них нет необходимости. Учить других людей психологически привлекательно. Конечно, хотелось бы, чтобы все были профессионалами – но так не бывает в принципе нигде. Люди хотят учиться, хотят улучшать себя, и выбирают для этого короткие программы. Нельзя сказать: мне ничего не надо, не хочу я учиться, буду успешным и так. Не будешь. Есть, конечно, исключительные случаи, но их крайне мало.

Становятся небывало популярными не только тренинги, но и различные проекты, посвященные трансформации личности. Их проводят как заочно – в режиме онлайн при помощи мессенджеров, видеоконференций, так и очно в конкретном городе.

В Саратове, например, свой проект «Малышка на миллион» создала Дана Рига – преподаватель культуры питания и фитнес-модель. Дана говорит, проект может помочь девушкам осознать свою привлекательность, понять, что они могут изменять себя, научить получать удовольствие от спорта, состязаний с другими участницами, и, прежде всего, с собой.

Дана Рига, преподаватель культуры питания

-Мой проект – не только о спорте и правильном питании, а о трансформации личности в целом. Он был задуман после просмотра одноименного фильма Клинта Иствуда «Малышка на миллион», где девушка-боксер преодолевает себя, трудности и внешние обстоятельства. 

Я никогда не скрывала, что у меня нет специального образования. Я не профессиональный диетолог. У меня нет медицинского образования. Я юрист. Но я сама себя трансформировала, и мне удалось не просто изменить свое тело, а поддерживать его в таком состоянии долгое время. Это самое сложное. Потому люди относятся с доверием к тому, что я говорю и делаю. Уже прошли пять моих проектов, в ходе которых люди перешли на правильное питание, изменили свое сознание. Есть много специалистов с дипломами, но они – теоретики, я же – практик. Все, чему учу – я испытала на себе, и с уверенностью говорю, что могу научить этому и других. У меня нет цели сделать из девушек спортсменок. Я хочу показать, как важно питаться правильно, как здорово привнести в жизнь спорт. Разве для этого нужно специальное образование? Я подтянута, красива и счастлива. Я не спортсменка, я обычная женщина, которая делится своим опытом и призывает жить по той же схеме. Мне хочется, чтобы другие женщины тоже были красивыми и влюбленными в себя.

Различные тренинги проводят и в студенческой среде – в университетах и на форумах, на выездных площадках. Екатерина Шаблина — федеральный тренер Ассоциации Тренеров Российской студенческой молодежи.  Её специализация – игродинамика и игротехника, обучение через игру.

Екатерина работает не только в Саратове, но и в других городах, прокачивает навыки студентов. Она считает, что на тренера нельзя просто взять и выучиться. С одной стороны, это проблема, с другой стороны – хорошо, поскольку это твой личный путь, который надо пройти.

Екатерина Шаблина, тренер

-На мой взгляд, тренер должен обладать любознательностью и наблюдательностью. Прочитав какую-либо информацию, важно спроецировать ее на себя и вынести из нее опыт. Есть много примеров, когда человек, пройдя некий событийный ряд, много чего испытав, совсем немного из этого выносит. Нужно уметь подвести итоги под свой жизненный этап или событие, сделать выводы и сформулировать позитивный опыт, которым можно поделиться. Важно узнавать новое и делать из него правильные выводы. Нужно уметь работать с групповой динамикой, понимать, чего хочет твоя группа в данный момент. Встряхнуть её или дать отдохнуть. Эта способность нарабатывается со временем. Думаю, человек, который не умеет плавать, не способен научить этому другого. По этой причине я не иду сейчас в бизнес-тренинги. Если у меня нет своего бизнеса, то каким опытом я могу поделиться?

Владимир Галкин, руководитель саратовской фотошколы, утверждает, что бизнес-тренинги срабатывают намного лучше и эффективнее, когда у людей уже есть своё дело, которое можно развивать.

Владимир Галкин, организатор образовательных курсов

-Несколько лет назад я занимался организацией и проведением курса Аяза Шабутдинова «Like Business» в Саратове. Тренинги помогают, если у человека есть бизнес, и перед ним встают какие-либо задачи, которые он не может решить самостоятельно. В целом, я понял, что можно заработать на любой ерунде, если поочередно выполнять определенные действия. Бизнес можно разложить до алгоритмов. Но, на мой взгляд, на подобных тренингах больше внимания уделяется маркетингу, построении компании и продажам. А в бизнесе две составляющих – продукт и продажи. Продукт остается обделенным вниманием, хотя он важнее, чем продажи. Реклама просто показывает, насколько твой продукт хорош.

Владимир считает, что главная проблема после прохождения курсов и тренингов заключается в том, что человеку не хочется повторять неудачи. А навык предпринимателя  — в умении с нуля или из минуса попробовать создать что-то заново. Такому мышлению сложно научить за пару месяцев. Это либо жизненный опыт, либо модель поведения, которая прививается с детства.

Владимир Галкин, организатор образовательных курсов

-Предпринимательство – это создание продукта, который поможет людям решить их проблему. На курсах по созданию бизнеса такому мышлению сложно научить. У нас долго не было какого-то адекватного рынка, никто не рассказывал нормально, как быть предпринимателем. Вузы ничему толковому не учат, поскольку оторваны от реальности, от инструментов, от рынка. Потому становятся популярными простые объяснения того, как это работает. Многие люди хотят начать свое дело и ищут готовые алгоритмы и решения. Но, тем не менее, тренинги и курсы могут сослужить хорошую службу, поскольку ты попадаешь в среду людей, которые занимаются своим делом, и у тебя появляется мотивация делать также, лучше, появляется толчок к развитию, новые знания. Хотя каждодневный труд над любимым делом дает больше, чем такие курсы.  

Владимир вспоминает, что встречал людей, которые считают, что учиться в целом – вообще бредовая затея, будто на этом предприниматели-негодяи зарабатывают на честных людях.

Владимир Галкин, организатор образовательных курсов

-Это ограниченность мышления, когда люди считают, что учиться не нужно, или всему можно научиться самостоятельно. Можно, конечно, но за долгий срок, потратив много времени и сил, без обратной связи и адекватного наставничества. Люди покупают опыт за свои деньги. А то, за что ты платишь деньги, ты стараешься как-то применить и ценишь. У меня лежит много тренингов, которые я просто скачал и не пользуюсь ими. Можно, конечно, все изучить самостоятельно, на своем опыте и никому не платить. Но потом, скорее всего, ты заплатишь деньги кому-то ещё другим способом – за свои ошибки.

Кроме различного рода тренеров, человеку может помочь достичь жизненной или профессиональной цели коуч. Сам коучинг направлен на достижение конкретных целей при помощи слушания, задавания вопросов, которые позволят иначе взглянуть на ситуацию.

Анастасия Мороз, коуч

Это не тот человек, который дает советы, это не консультант и не тренер. Он никогда тебе не скажет: вот, у меня есть успехи, а потому делай как я. Существуют технологии, которые позволяют создавать пространство, где человек может самостоятельно транслировать свои идеи и думать о том, что ему нужно. Когда ты помечтаешь – тебе уже от своей мечты не захочется отказываться. Коуч тебя не лечит, не работает с твоим прошлым. Он работает от момента «сейчас» и до момента, куда ты хочешь попасть. Если спрашивают – а почему ты можешь проводить коуч-сессии, то это абсолютно нормальный вопрос, просто берешь и отвечаешь на него. Я могу, например, рассказать про огромный положительный скачок в своей жизни, произошедший за то время, пока я занимаюсь коучингом.

В коучинге нет оценок, это не дружеская беседа. Коуч задает вопросы, которые наводят человека на определенные мысли. Настя рассказывает — бывают клиенты, которые приходят и просят: скажи мне, что и как делать. Но этим людям сначала надо поработать с другими специалистами. «Коучинговый» клиент должен быть готов что-то менять в своей жизни самостоятельно.

Анастасия Мороз, коуч

-Как понять, что перед тобой специалист, которому можно доверять? Во-первых, у коуча должен быть коуч. Он может работать с ним раз в месяц, но он должен быть. Если его нет – то лучше не проводить сессии. Важна сертификация. Я учусь у человека, который привез коучинг в Россию в 1998 году. Сертификация – гарантия того, что человек сдал экзамен людям, которые в коучинге уже 20-30 лет. Но я не могу однозначно утверждать, что если у человека нет сертификата – с ним нельзя работать. Если есть убеждение, что сертификаты и дипломы важны – хорошо, но главное, чтобы тебе с человеком было просто классно. Потом, сам коучинг – это, конечно, круто, но работает он только за деньги. Не важно, за сколько. Это может быть просто чашка чая в кафе. За эти 50 рублей ты получишь очень много пользы даже от неумелого коуча, который только-только встает на ноги. Но нужно помнить, что коуч не несет ответственности за твой результат. Сессия конфиденциальна, и первая — бесплатна. Человек должен понять, готов ли он платить тебе деньги. Также коуч не может советовать, поскольку никто лучше тебя не знает, что тебе нужно. Коучинг – это всегда про будущее. В прошлое мы ходим только за классными состояниями.

Оксана Акимова, психолог

-Человек боится изменений. Это базовый страх, который лежит у нас глубоко в подкорке, в бессознательном. Этот страх связан с рождением, поскольку человек появляется на свет через боль. Потому изменения ассоциируются у человека с болью и пугают его. У нас у всех есть базовый страх нарушить зону комфорта. Но когда человек понимает, что не идти вперед и не меняться ещё опаснее, то начинает самостоятельно искать изменения.

По мнению психолога, бизнес-тренеры – это люди демонстративного типа, у них хорошая риторика и хорошие коммуникативные навыки. Большую роль в их работе играет эмоциональный интеллект – способность понимать эмоции, и в принципе разумно оценивать то, что происходит в данный момент, считывать эмоции. Эмоциональный интеллект начинается с того, что человек учится понимать, что происходит в его эмоциях. Из умного человека с высоким IQ, который обладает низким эмоциональным интеллектом, получится плохой тренер.  Также Оксана считает, что для тренера очень желательно психологическое образование для того, чтобы понимать, как воздействовать на определенный тип людей. Психолог понимает, что такое память, мышление, как работает человеческое восприятие, и, соответственно, может на это воздействовать.

Оксана Акимова, психолог

-Есть тренинги, которые я веду для бизнеса. Предприниматели – самая активная часть моей аудитории, эти люди никогда не сидят на месте, они заточены на саморазвитие и развитие всего вокруг себя. Но я классический психолог и абсолютно убеждена в том, что любая деятельность любого человека в бизнесе или не в бизнесе исходит из его внутреннего мира. Человек влияет своим внутренним миром на то, что делает. На бизнес или не на бизнес – не важно. Потому на тренингах мы решаем конкретные внутренние вопросы его участников.

Психолог советует обязательно обратиться к отзывам в Интернете прежде, чем посетить какой-либо тренинг. Потом, обычно люди, которые хотят просто, что называется, «срубить денег», окружают свое мероприятие завесой недосказанности и таинственности: всё очень секретно, всё узнаете, как окажитесь на тренинге, и ждут вас потрясающие результаты, о которых тоже ничего неизвестно. Грамотный тренер не только предоставляет достаточное количество информации о мероприятии, которое проводит, но и анкетирует участников с целью узнать их уровень подготовки.

Оксана Акимова, психолог

-На самом деле, не очень-то и сложно написать тренинг, распланировать его и реализовать. Но непрофессионалам лучше «не лезть вглубь». Не нужно затрагивать глубинные психологические процессы, если не умеете это делать правильно, а это как раз многие пытаются сделать. Без вмешательства может получиться обычный нормальный тренинг, даже если его подготовили непрофессионалы. И слушатель откроет для себя что-то новое. Лучше, конечно, чтобы у организаторов были хотя бы базовые представления о закономерностях, происходящих в человеческой психике.

Нравится3 Поделиться Поделиться Ретвитнуть