Еще в 2010 году вышел нашумевший материал Дмитрия Соколова-Митрича «Саратов должен быть разрушен» (Русский репортер, 26 мая 2010, №20 (148)) . Несмотря на деструктивный апломб заголовка, акцент в репортаже смещен на политические предпосылки саратовского коллапса и общение с местными жителями. Один из героев материала упоминает понятие comeback cities – города, которые вернулись из небытия, смогли выйти из кризиса и начать жить. Мы изучили вопрос и поняли, что для того, чтобы перенимать чужой опыт, нужно прежде провести масштабную подготовку и переосмысление саратовской действительности. Разбираемся, что для этого нужно предпринять.

Канторович. План ЖД-станции в Саратове

Определить характер кризиса

В начале 2000-х в Колорадо-Спрингс, США, наступил настоящий кризис. Что это значит в американском городе? О строительстве новых предприятий и речи не шло, не было средств на стрижку газонов, на когда-то совершенных дорогах появились выбоины, государственные учреждения, вроде бассейнов, закрывались одни за другим, а автобусы перестали ходить по вечерам. Не хватало денег даже на поддержание уличного освещения – и это в городе, где когда-то располагалась лаборатория Николы Тесла. Для сравнения: по площади Колорадо-Спрингс чуть больше Саратова, но его население почти в два раза меньше. Городским властям пришлось применить креативный подход к налогам, чтобы сбавить обороты кризиса. Разумеется, в городе даже и думать никто не мог об открытии очередного ФОКа, суши-бара или крупного торгового центра. Говорить, что в Саратове нет денег, довольно странно – стоит только посмотреть по сторонам. Поэтому кризис здесь не настолько ужасен, он скорее присутствует точечно — в разваленной транспортной инфраструктуре, в менеджменте, в сфере экологии и элементарного городского благоустройства. Скажем, деньги на развешанные вдоль дорог кадки с пестрыми петуниями есть, а на дорожные ливневки нет.

Перестать страдать из-за былого величия

В прошлом Саратов был индустриальным центром юго-востока России, поэтому сегодня принято с ностальгией вспоминать былое величие и сокрушенно качать головой, когда на месте бывшего завода открывается новый торговый центр. Город следует естественной тенденции деиндустриализации – в городе остается все меньше производств, крупные предприятия, например СПЗ, уменьшают масштабы выпускаемой продукции, а один из цехов САЗа в 2014 году превратился в общественное пространство – ТЦ «Оранжевый». По данным Саратовстата, в 2014 году почти 30% предприятий были убыточными, особенно это касается металлургической отрасли. На сегодняшний день в Саратове фактически нет крупных градообразующих предприятий.

Обратим внимание на шведский город Мальмё. Когда-то крупнейший промышленный центр, в 80-90-е годы он пришел в упадок – предприятия закрывались, грянул финансовый кризис. Вместо возрождения промышленности, власти сделали ставку на экологию и утилизацию отходов, что позволило городу выправить экономику. Не меньшую роль сыграли и два других фактора – открытие университета и строительство моста, соединившего Швецию с Данией. Кстати, портрет саратовского региона по версии сайта Socpol отдаленно напоминает Мальмё. Так в числе преимуществ указаны высокий научный и образовательный потенциал и выгодное транспортное положение области. Последний факт отмечают и исследователи института «Стрелка». Саратов и Энгельс соединены двумя мостами, что формирует центр-петлю для осуществления кольцевого движения.

Доверять не рейтингам, а полевым исследованиям

Прошлой осенью студенты «Стрелки» посетили города Поволжья и выпустили по итогам журнал «Volga Volga Volga». К «Стрелке» можно предъявлять претензии по поводу того, что ее студенты недостаточно внимательно и долго исследовали Саратов и дали минимум конкретных рекомендаций. Но полевые исследования института – это пример грамотного подхода к городу, к которому, как в напуганному уличному псу, не так-то легко подобраться. Наблюдения студентов института в очередной раз напомнили о разобщенности прибрежной зоны, о хаотичной городской застройке и необходимости реконструкции. Почитать перевод исследований вы можете здесь и здесь. Чем больше мы изучаем город, рассматриваем его внимательно, обходим его пешком вместе с экспертами – тем больше мы понимаем его сущность и потребности. В этом контексте еженедельные рейтинги, которыми охотно делятся саратовские СМИ, напоминают утешительные призы. «Зато у нас доступный туризм», «зато мы попали в десятку растущих городов», «зато мы обогнали Самару» — эти суждения слишком наивны в кризисной ситуации.

Кроме того, концептуальный взгляд на город позволяет определить его урбанистический архетип и характер. По определению «Стрелки», Саратов – это город-сирота. У Волгограда есть героическое военное прошлое, у Ульяновска слава родины Ленина, у Казани свежий бренд российской столицы спорта, у Саратова и Астрахани ничего. Отсюда упадок, гнет нереализованного потенциала и отсутствие крупных государственных инвестиций последние несколько десятков лет.

Принимать во внимание очертания города

Кандидат наук Массачусетского технологического института М. Харари провела исследование 450 индийских городов, чтобы проследить, влияют ли на город его географические очертания. Так компактные по форме города воспринимаются людьми как наиболее комфортные, поэтому в них больше население и дороже аренда. Горожане готовы переплачивать за удобство передвижения и городскую компактность. Чем больше город разрастается вширь, тем больше тратят его жители денег на перемещение из дома на работу. Саратов по форме напоминает крыло, то есть совмещает округлую форму с некоторой вытянутостью на востоке. Легко представить, сколько времени может занимать путешествие из Ленинского района в Заводской и сколько страданий это причиняет жителям.

Канторович. Проект ЖД-станции в Саратове.
circle (1)

На форме города акцентирует внимание и Николай Новичков, учредитель и главный архитектор архитектурного бюро SNOU:

 «Сетка улиц [в Саратове] выгодно отличается от, например, Волгограда, который вытянут вдоль Волги. Наш же город компактно расположен между двух гор, и плавно спускается к воде. Исторический центр расположен в низине, и видовые точки с возвышенностей Соколовой горы и Кумысной поляны открывают уникальные виды. В большинстве других городов Поволжья этого нет. Если вы обращали внимание, то идя по улице Саратова, вы можете визуально связать город с природным окружением. Прострелы улиц замыкают горы, в противоположной стороне видно Волгу. Это всё прекрасно работает на образ города, его уникальность».


Cоболев. План хлебной фабрики

Изучать городские пространства

Город неотделим от людей, поэтому абстрактные размышления о благоустройстве малоэффективны вне человеческого контекста. По определению Дейва Троя, исследователя городских сообществ и активиста, каждый город – это гигантская школьная столовая, где каждый сидит в своём углу: отдельно отличники, красавицы или спортсмены. Изучение общественных пространств, их функций и особенностей дает бесценное представление о городе и подсказывает, как высечь искру из городского кремня. Куда едут бабушки по утрам, кто собирается на Театральной площади, как проводят время жители окраин и в какое время на почте самые длинные очереди – все это вещи одного порядка и равной значимости. Их изучение подскажет, нужны ли нам скейт-парки, открытые бассейны, публичные пространства нового типа и художественные галереи, а главное – где они должны располагаться и какие функции нести.

Вообразить кризис территории

Наконец, наиболее противоречивый метод взяться за город – это вообразить кризис территории. Представить, что мы живем в крошечном городке, который, как шагреневая кожа, с каждым годом уменьшается. Сегодня под окнами многоэтажки красуется пустырь, а завтра не будет и этого. Тогда получится взять максимум от каждого клочка земли. Впрочем, этот посыл воспринимают буквально только застройщики жилья, которые расставляют высотки, как свечи перед иконостасом коммерции. В итоге, гулять негде, дышать нечем, а из окна можно наблюдать за жизнью других на расстоянии нескольких сотен метров.

Хороший пример подает Ванкувер, где на территории будущих строек разбивают временные огороды и обустраивают фермы. Пока долгострой ждет своего часа, на грядках зреют томаты и тыквы.

circle (1)

Николай Новичков, учредитель и главный архитектор архитектурного бюро SNOU:

«Мне кажется, что Саратов очень похож на Барселону по своему природному контексту. Там тоже одна сторона улицы упирается в гору, другая в воду. Есть набережная, есть центральная пешеходная улица от набережной к центру, насыщенная активной жизнью. И мне очень понравилось то, как бережно относятся жители к центральной исторической части. Например, там сделали подземные парковки под центром и на частном транспорте парковаться можно только платно и недешево, но зато очень удобно сделан паркинг для велосипедистов и мотороллеров. Там такой лёгкий транспорт очень развит – ну, конечно же, это южный город и климатические условия там гораздо выгоднее. Но нам никто не мешает ограничить парковки в центральной части хотя бы на некоторых улицах. Волжская совсем завалена машинами, а это ведь продолжение пешеходного проспекта Кирова — выход к воде. Естественно нужно предлагать людям альтернативу — платные парковки в центре, перехватывающие парковке на границе исторического центра.

Сделать реально всё, если находят взаимодействие администрация и жители города. Ещё жители все вместе, включая администрацию, должны любить и уважать свой город, ценить его историю, природу, понимать, чем их город уникален. А не просто кивать, что вон там-то гораздо лучше.

Сейчас глядя на то, как некоторые исторические здания центра Саратова разрушаются, завешиваются рекламой, ветшают и приходят в негодность, об этом говорить очень сложно. Когда мы сами будем любить свой город, тогда и город будет к нам относиться с симпатий. Естественно это всё должно регламентироваться на законодательном уровне, как в той же самой Барселоне. У них очень чёткий регламент по высотности и пятну застройки, по площади, объему здания.

А вообще, если к благоустройству Саратова подойти комплексно и системно, то может получиться не менее мощный туристический центр, чем Барселона. С нашим-то природным и историческим потенциалом. Саратов красивейший город, да и талантливых людей тут еще очень много. Вот совмещая эти факторы, сможем выиграть.»

circle

Денис Жабкин, блогер, краевед:

«Конечно, другой город мы скопировать в Саратове не сможем, т.к. очень много факторов, влияющих на то, почему мы не можем сделать что-то, как в Казани/Самаре/Париже и т.д. Надо воплощать какие-то масштабные вещи постепенно. Внедрять какие-то удобства и полезности для городской среды, которые легко реализовать у нас. Одно дело ведь реализовать, другое дело – сохранить. Как то же самое метро: ну допустим добрый дядя даст нам сотню миллиардов на строительство метро. Но ведь после постройки его надо обслуживать, поддерживать его работу, а это тоже миллиарды рублей убытков в год.

Или взять и газоны качественные выстелить на улицах города. Тоже завянут через 2 недели, т.к. никто ухаживать не будет.

В парках, где выгуливают собак, размести упаковку с бесплатными пакетами (для экскрементов, как во всём мире), так тут же эти пакеты разберут, и не для того, чтобы за собаками убирать.

Поэтому прежде чем что-то перенимать нужно подумать, как реализовать в Саратове, какие последствия, как будет принято горожанами. А научиться можно многому. Во-первых, чистоте улиц . Для этого больше урн должно быть, и главное, в голове у горожан не должно возникать даже мысли что -то под ноги бросать. Во-вторых, организации транспорта — во многих соседних городах он даже лучше организован.»


Соколов. Проект ЖД-станции в Саратове.

Урбанистика с ее заманчивыми образами и поучительными примерами невольно заставляет верить в существование городской панацеи. Разумеется, это иллюзия. Универсального решения, которое превратит город в сказку, нет и быть не может. Дружелюбные городские пространства, эффективная инфраструктура, гармоничное сосуществование архитектуры прошлого и будущего – все это детали огромной разветвленной системы. Большинство горожан, наталкиваясь на урбанистические чудеса в интернете или поверхностно рассматривая заграничные города в поездках, приходят в мечтательный восторг и безапелляционно заявляют: «У нас такого никогда не будет». Другие уходят в состояние ресентимента и испытывают целый комплекс негативных чувств по отношению к чужеродному, другому, и, вместе с тем, по отношению к власть имущим. Обособленно стоят сторонники теории малых дел, которые верят, что маленькими шагами и уютными стартапами можно достигнуть великих целей. Какой бы позиции мы ни придерживались и какие бы чувства ни испытывали, факт остается фактом — Саратов находится на грани урбанистического срыва. И у нас нет времени на упоенное нытье о «типичном Саратове» с его убитыми дорогами и затопленными тротуарами. Зато есть история, поучительные примеры и возможность стать классическим волжским городом, который смог.

Нравится13 Поделиться Поделиться Ретвитнуть