Пока правительство принимает все больше гомофобных законопроектов, а нетрадиционную ориентацию предлагают на законодательном уровне приравнять к экстремизму, самыми беззащитными перед миром остаются они — ЛГБТ-подростки. Многие из них живут в постоянном страхе быть непонятными, отвергнутыми или даже побитыми после уроков за углом школы или выгнанными из дома, и пресловутый переходный период для них становится в разы невыносимее. На встрече с детским омбудсменом их назвали «детьми-гомосеками», а единственное безопасное для них пространство, где всегда можно найти поддержку и понимание — группу во «ВКонтакте» «Дети-404» (сайт проекта уже заблокирован) — приравнивают чуть ли ни к секте.

Smog поговорил с саратовскими подростками, не вписывающимися в рамки традиционной ориентации и гендерной идентичности, об их отношениями с собой, сверстниками, родителями и городом.

Виталя, 17 лет

«Все случилось на одной тусовке, куда я пригласил своих одногруппников, которые все были мне друзьями. И мой одногруппник, с которым я очень стал хорошо общаться в последние месяцы, целовался весь вечер с одногруппницей, может именно в тот момент или чуть позже я понял, что ревную, но и радуюсь за них. Еще долго я не мог разобраться с этими чувствами: меня ни сколько не волновало, что до этого момента я считал себя натуралом, меня волновал тот, кто занял мою голову, мне было и хорошо и больно, но алкоголь прояснил все в моей голове и я выговорился. Выговорился в первую очередь себе, ну а друзья слушали и, наверное, понимали. Впервые я влюбился, и кто бы мог подумать, что это будет парень. Ему я уже сказал на следующий день, мне не было неловко, я хотел ему рассказать, хотел поделиться, ведь я знал, что он поймет. После этого я стал открытым для себя и почувствовал любовь, и, не смотря на то, что она была неразделенная, мне было хорошо, словно до этого момента я был мертвым. С тех пор мне непривычно с ним находиться рядом, потому что я открылся ему, и он понял, он знает, и это круто на самом деле.

Родители не знают, и говорить я им не собираюсь. Я знаю, что для них это станет потрясением, а мне это не нужно, они попытаются меня поддержать и даже, может, вправить мозги, и это мне тоже не нужно, у меня есть друзья, с которыми я могу поговорить в любой момент, и в них я уверен.

Саратов — город большой и современный. В нем живут современные люди: более замкнутые, либеральные и понимающие современные проблемы молодежи, чем в более маленьких городах, откуда я и приехал. Я не собираюсь кричать о себе, но и скрывать тоже не буду, потому что этот город вызывает у меня доверие».

Даша, 15 лет

«Я начала осознавать себя в тот момент, когда эстетическое удовольствие, доставляемое девушками (их внешний вид, поведение, ум), начало обретать форму симпатии. Родители о моей ориентации не знают, а друзья относятся нейтрально. Какой настрой в городе? Не знаю. Все люди разные, и сказать об этом обобщённо очень тяжело. А так, подобных подростков у нас очень много, поэтому не думаю, что это кого-то может удивлять или раздражать.

Думаю, что сообщество «Дети-404» — очень хорошая моральная поддержка для людей, которые не могут обратиться за помощью к знакомым, друзьям или родным из-за страха или неудобства ситуации. Сама я туда не писала и читаю очень редко, для меня это особой важности не имеет. «.

Эля, 14 лет

«За одним из семейных ужинов моя мама однажды сказала: «Если бы моя дочь была лесбиянкой, я была бы самой несчастной матерью на свете». Мне стало обидно и противно, хоть тогда я еще не подозревала, что девушки нравятся мне наравне с парнями.

Считав себя гетеросексуалкой, я всегда была против любых дискриминаций и, вращаясь в свободной от них тусовке, конечно же знала о группе «Дети-404». Елена Климова создала невероятно крутой и нужный проект, и, я уверена, он помог тысячам подростков. Я читала истории ребят и действительно проникалась, пропускала через себя все, что они чувствуют, а большинство историй, к сожалению, не самые счастливые. Наша страна (а тем более провинции, даже такие крупные, как Саратов) — в самом деле опасное место для людей, для которых любовь не имеет границ. Если бы я была гомосексуальна, я бы не рискнула открыто говорить об этом, возможно, лишь самому небольшому и доверенному кругу людей. Принять себя мне было легко, ведь я не считаю это чем-то ненормальным, все вышло как-то само собой. Свою бисексуальность я, в принципе, не скрываю, но и не говорю о ней. Знают тех, кого она коснулась. Я никогда не была сильно влюблена в девушку, но они привлекают меня. Пока у меня нет серьезных отношений с девушкой, не считаю нужным говорить о себе родителям — зачем расстраивать их лишний раз? Я знаю, что их уже точно не перекроишь, и им будет больно».

Максим, 17 лет

«С группой «Дети-404» я знаком достаточно давно и периодически захожу туда, чтобы прочесть какие-то письма или новости. Группе и ее создательнице стоит сказать спасибо, потому что из-за современной ситуации вокруг ЛГБТ+ в России людям как никогда нужна поддержка, особенно подросткам. Сам я туда не писал, но принимал участие в опроснике для подростков. Безусловно, это важно.

Осознание себя не было определенным моментом. Скорее это был период, который длился на протяжении нескольких месяцев и проходил довольно спокойно, так сказать просто рассуждения на тему «как с этим жить и что дальше». Родители не знают о моей ориентации, а все близкие друзья отнеслись спокойно. Знают некоторые знакомые, друзья друзей и некоторые рандомные люди. Пока что гомофобных наездов не было.

В нашем городе не живется, а скорее всего существуется, но довольно хорошо. Настрой, на мой взгляд, меняется, ведь взгляды подрастающего поколения не столь консервативны, как у прошлых поколений. В любом случае все зависит от конкретных людей. В Саратове преобладают люди, которые могут хихикать, заметив чью-то походку, внешность, одежду и прочее, так что обстановка все же довольно-таки плохая».

Ульяна, 16 лет

«Когда-то я читала «Детей-404», сейчас уже редко. Писала однажды, не помню зачем. Сейчас это уже не имеет значения для меня, но я думаю, что другим людям группа очень помогает. Свою ориентацию я осознала в 14-15 лет, а о гендерной идентичности я знала всегда, просто название этому мне было долгое время неизвестно. Я агендер, и в связи с этим очень сложно в обществе, из-за четкого деления на пол я порой не знаю как себя назвать. Свою ориентацию я не скрываю, обо мне знает все мое окружение. Близкие друзья меня принимают, это главное. С родителями это было как-то так: «Мам, пап, мне нравятся девушки» — «Ну, это лучше, чем татуировка…» (Они против рисунков на теле).

Нетерпимость выражается только в мягкой форме. По крайней мере, меня ещё не били:). Ну и в принципе люди ко мне нормально относятся, некоторые пытаются убедить, что я «нормальная», но не сильно напирают. Но у многих моих знакомых ситуация не такая радужная. Они подвергаются нападкам в классе, семье, коллективе. Это печально».

Лиза, 16 лет

«Думаю, то, что я лесбиянка, я осознала еще в детстве, и с возрастом принять это было легче, так как дошло до того, что парни меня интересуют только как собеседники, не более. Окружающие меня люди по-разному восприняли мою ориентацию, помню, моя подруга, которой я впервые открылась, беззлобно пошутила, а потом даже стала защищать меня от кучки гомофобов. Отрицательно это восприняли только одноклассники, с их стороны исходило море негатива, начиная оскорблениями и заканчивая подножками и толчками. Насчет моих родственников… Ну, мать догадывается о том, что я би, и в принципе она не гомофоб, даже не знаю чего я боюсь, наверное, непонимания, но я пока не готова раскрыться ей.

На раннем этапе моего принятия себя группа «Дети-404» очень мне помогла, поддержка с их стороны была для меня очень ценной, а Лена Климова вселяла некую надежду на то, что все будет хорошо, что я не ошибка. Думаю, этим я закончу свой маленький рассказ, хочу только добавить, что ЛГБТ-подростки есть, и возможно они среди вас, возможно это тот, на кого бы вы никогда не подумали».

Нравится8 Поделиться Поделиться Ретвитнуть