Как не стать взрослым скучным занудой? На этот вопрос вам с легкостью ответит режиссер Мария Кравченко. Точнее, уже ответила своей комедией «Завтрак у папы». Это первое игровое кино в жизни девушки, которая до этого изучала историю детей Чеченской войны в документальном фильме «Части тела» и снимала с Герцом Франком историю об убийце израильского премьер-министра. На протяжении всей своей режиссерской карьеры Мария Кравченко изучает жизнь с разных ракурсов и не пытается ее понять, а лишь наслаждается тем, насколько она разная. Мы поговорили с Машей о «Завтраке у папы», ее юности в Саратове, а еще о том, как важно оставаться самим собой.

IMG_7369

Мария Кравченко (посередине) вместе с актерами Юрием Колокольниковым и Луизой-Габриэлой Бровиной

Ваш фильм — это ода семье и ее роли в формировании человека, как личности. О чем еще эта картина?

Можно сказать, что это такая попытка рассказать, понять, что происходит в семье, что происходит между близкими людьми. Попытка посмотреть на мир глазами ребенка. Что он вообще думает о том, кто рядом с ним? Насколько ему тяжело или легко? Еще вот об этом.

Классика жанра — это когда такую ситуацию автор рассматривает с позиции женского пола. Но вы раскрываете историю с позиции мужчины и ребенка.

Да, это так. Мы все понимаем, что в большинстве случаев мама одна остается с ребенком. В то время, как папа уходит, живет своей жизнью и даже порой забывает о том, что у него вообще-то есть дети. Я решила посмотреть на ситуацию именно с этой стороны, как дочка общается с отцом.

Вы впервые в своей жизни сняли игровое кино. До этого у вас были сложнейшие документальные истории. Как удалось переключиться?

Особого переключения не было, потому что, по сути, это такое же кино. Просто другого жанра, под другой материей. По большому счету, это фильм о людях, о взаимоотношениях. Это просто другой способ выразить себя. Я снимала  историю про семью, отношения мужчины и женщины, ребенка и мамы, ребенка и папы. Поэтому этот сценарий был мне интересен, не столько какой-то разбор сценария, а сама история.

Съемки фильма «Завтрак у папы»

А что было первично — желание снять игровое кино или предложение его снять извне?

Все получилось как-то одновременно. Ведь мысль материальна. Мои коллеги говорят, что не ожидали от меня работы в таком жанре. Думали, если я снимаю игровое кино, это будет арт-хаусная драма. Но мне было интересно взяться за такой проект.

То есть для вас не столько важен жанр, сколько качество работы.

Конечно. Зритель ведь самый умный и самый благодарный. Он понимает, что хорошо, а что — плохо. Почему мы любим комедии Рязанова? Потому что в них есть живая струна, соприкосновение с каждым из нас. Или, например, фильм с Тилем Швайгером «Соблазнитель», который мы неоднократно цитировали в своей картине. Это история похожая, оттуда мы много взяли.

Значит, чуткий зритель сможет найти еще и интертексты?

Да, там очень много всего намешано. Мы действительно использовали кинематографический опыт в нашем фильме. И не стесняемся этого, потому что наша жизнь состоит из банальностей, которые проживает каждый из нас.

Вы человек, который к Саратову питает особые чувства, приезжаете все время на «Саратовские страдания», в том числе со своими работами. Ваш новый фильм ведь совсем не вписывается в этот фестиваль.

Я совсем недавно приезжала в Саратов с документальным фильмом «На пороге страха», а теперь я здесь презентую совершенно другую картину. И у меня нет никакого сожаления по этому поводу. Потому что быть разным, думать в разных направлениях — это прекрасно. Я не хочу зацикливаться на определенных вещах. Конечно, можно было бы снимать фильм про страдания и войну, тогда я сама умру от страданий. Если это трогает, задевает, то ты это не скроешь в себе.

Вам нравится Саратов, как собрание ваших любимых мест или город в целом?

Конечно, мне нравятся отдельные места. Я очень люблю все, что связано с университетом, художественным училищем Боголюбова. Я до сих пор заглядываю в мастерскую, в которой я иногда даже ночевала. Еще обожаю Консерваторию, Дом кино.

Играет ли роль то место, где человек родился?

Сложно сказать. Это то же самое, что спорить о том, влияет ли на человека его семья. В семье дебоширов и алкашей вырастают прекрасные люди, а в интеллигентных семьях некоторые приходят к упадку.

До 18-ти лет я жила в маленьком поселке, в котором два метра тайга, три метра двор, а потом опять три метра тайга. Мне очень многого не хватало. Но когда убегаешь из такого закрытого пространства, нужно потратить в три раза больше энергии, чем тем, кому изначально дали толчок их родители. Может быть, в этом смысле люди из провинции быстрее всего добиваются, потому что они словно совершают забег на маленькую дистанцию, во время которого они должны все наверстать.

Съемки фильма «Завтрак у папы»

Сейчас пора выпускных. Хочется спросить у вас: какой совет вы дали бы молодым людям, у который еще все впереди?

Начну с истории. Помню, как пришла в СГУ, мне тогда было 19. Постучалась в деканат и тихонечко начала открывать дверь. И преподаватель, который за мной наблюдал, говорит мне: «Ты что так скребешься? В этой профессии, да и в этой жизни нужно двери ногами открывать! Так ты точно ничего не добьешься!»

Я это запомнила на всю жизнь, но до сих пор не научилась открывать двери ногами. И если кто-то не умеет открывать двери ногами — значит не надо этого делать, поверьте. Значит, у этого человека просто другой путь.

А молодым людям я хочу посоветовать верить в себя, верить в свои силы, никогда не смотреть на других, быть собой, не становиться злым. И самое главное — никогда не изменять себе, смотреть на других, быть собой, не становиться злым. И самое главное — никогда не изменять себе.tochka

rUkC0EZv7tA

Фотографии — film.ru, kinopoisk.ru, vk.com (страница Марии)

Нравится1 Поделиться Поделиться Ретвитнуть