Журнал Smog побывал в экспериментальной творческой мастерской My wood, где из дерева делают абсолютно всё — начиная от подставок для тортов, заканчивая авторскими предметами мебели для столичных ресторанов.

wood
петр_wood

Петр
Атапин

“В мастерской я работаю два года и несколько месяцев, до этого занимался только лазерной резкой. Я человек в этом направлении очень новый, можно сказать, в самом начале этого длинного коридора”, — говорит о себе автор проекта Петр Атапин. Но уже сейчас изделия мастерской разлетаются как горячие пирожки не только по домам, но и по заведениям города. В лаунж-кафе “Барбарис” можно увидеть обложки меню от My Wood, а совсем скоро там появится фотозона с импровизированным деревянным камином. Доски для подачи блюд с лазерной гравировкой  в новом стейк-хаусе “Мясо” тоже их рук дело. А ещё салфетницы и купюрницы в арт-баре и ресторане “Ленинград”, мебель в ФК “Убежище”, бутафория в квест-проекте “Клаустрофобия” и декоративные перегородки в кафе “Чанти”. По словам Петра, немалое количество резных ширм отправилось в Москву и Сочи.

Начало

Много лет назад, когда вместо витиеватых деревянных топперов на свадебных тортах ещё были лебеди, Петр Атапин работал на заводе. Однажды он вдохновился работами мастеров на выставке “Рыжая ворона”, после чего решил попробовать себя в творчестве. Сейчас в экспериментальной мастерской изготавливают элементы праздничного декора, шкатулки и именные вешалки, мебель для заведений общепита и фоны для фотостудий, необычные шкафы, кукольные дома, беговелы и даже лонгборды. Перечень возможных наименований регулярно пополняется. Цены в My Wood кардинально разные — от 4 рублей за деревянную пуговицу до 30 тысяч рублей за декоративную ширму, с изготовления которой как раз и началась деятельность мастерской.  

Отсутствие окон, тусклый свет, высокие деревянные стеллажи вдоль стен, рабочие станки и инструменты разной формы и содержания едва ли вызывают ассоциации с творчеством. Но картину разбавляют заготовка детского стульчика по мотивам “Игры престолов” и коллекция старых кожаных чемоданов, в которых хранятся полуфабрикаты, ожидающие очереди стать полноценными авторскими творениями. Для работы над постоянно растущим количеством заказов потребовались более комфортные условия, поэтому возникла необходимость в поиске соответствующего места. Мастерская My Wood заняла небольшую часть довольно прозаичного производственного помещения одного из рекламных агентств города.

Основными статьями расходов стали выплаты по кредиту и аренда помещения. К ним прибавились закупка леса, фанеры, краски и расходников для инструментов: “Пилы для лобзика, наждачку, сверлышки, шурупчики — запасы постоянно приходится пополнять и обновлять. Иногда бывают срочные заказы, прибегают вечером и говорят — чтобы к утру уже было готово, поэтому запас краски тоже нужно держать всегда, чтобы была возможность сделать настолько оперативно”.  

J5-EW2tSTHc
JhzUx9J8-s8

Рабочий процесс

Каждый день в мастерской работают небольшой лазерный станок, шлифовальная машинка, торцовочная пила и пылесос на 50 литров, который иногда бьется током. В My Wood в основном работают с инструментами марки Makita, которые по словам Петра Атапина, сделаны более продумано и эргономично, а фризер этой марки не жужжит, а мурлычет: “Можно без всего этого обойтись и все делать вручную, можно пилой работать и зачищать шкуркой, фрезеровать долотом все это дело, но с инструментами получается удобнее и проще работать. Когда есть достижения цивилизации, ими надо пользоваться. Меня иногда удивляет, как раньше люди работали без этого всего”.

В среднем, на изготовление одного элемента, например, несложной надписи, уходит 15 минут. При том условии, что не нужно работать над новым эскизом и не требуется покраска.

«Чаще бывает так, что сначала появляется спрос. А уже затем я начинаю изучать, как это можно сделать. Сначала делаю эскиз и для себя прикидываю — какой материал для этого необходим, сколько потребуется и где его можно приобрести. Я инженер-технолог, и, когда разрабатываю технологический процесс, образование мне помогает. Но если я делаю какой-то элемент впервые, и возникают сложности, то консультируюсь у более опытных людей. Вот мольберты, мне кажется, пока не так презентабельно выглядят, чтобы продавать их где-то. Над ними надо еще работать. Нужно расти пошагово, если развиваешься медленно и верно, крупных ошибок не сделаешь. У каждого человека, мне кажется, который занимается чем-то своим, есть на инстинктивном уровне такое ощущение, законченности изделия, ощущение эстетичности. Мой первый опыт по изготовлению полноценной мебели — это столы и стулья в основном зале ФК “Убежище”».

XSXw8k2CsgQ
N14Cr2yHbQU

Прибыль

“Заказы — это необходимость, хотя здесь тоже применяется творческая мысль, но с проектами их сравнивать не стоит. Бизнесом я бы это не назвал. Бизнес — это такой оборот, который позволит раз в год менять квартиру на новую. Это одновременно хобби и работа, способ небольшого заработка. Коммерческие заказы для праздников: надписи, гербы, инициалы, ширмы для декора свадеб — это деньги, на которые можно жить и покупать инструменты, а творческие проекты требуют вложений и немаленьких. Работа над творческими проектами, как правило, коллективная. Если бы была моя воля, и я мог выбирать, я бы занимался только тем, что мне интересно на данный момент. Разрабатывал бы что-то новенькое, экспериментировал. Последний мой творческий порыв — шкаф-кошечка”.

График работы

Если есть возможность приходить на работу тогда, когда захочется, а уходить просто потому что захотелось спать — казалось бы, вот оно, счастье. Но свободный график работы требует невероятной самодисциплины: “Я стараюсь себя постоянно дрессировать и воспитывать. Если есть три дня на заказ — взял и сделал. Но бывает такое, что изготовление оказывается сложнее, чем думал изначально. Иногда остаются последние дни или даже часы на выполнение заказа и внезапно приходит мысль, как это можно сделать лучше. Так часто происходит с “Клаустрофобией”, когда сроки поджимают, мозг начинает выдавать интересные варианты решения вопросов. Научиться этому было бы здорово, входить в это состояние самому. Когда срочных заказов нет, всегда есть собственные проекты, над которыми я работаю параллельно. Бывает за что-то берешься, что определенное время не идет, а потом спустя какое-то время снова становится интересным. Возвращаешься к старой задумке и получается по-другому, не так, если бы продолжил через силу работать”.

01
02
03

Клиенты

“Бывает такое, что от изделия отказываются тогда, когда оно уже почти готово. Но мы на конфликт не идем. Когда я говорю “мы”, имею в виду себя и тех людей, которые периодически мне помогают. Мы же не знаем истинных причин, почему человек так поступает. Человека не обманешь, если он не позволит себя обманывать, а я работаю с хорошими людьми, которые обманывать меня не будут. Если возникла какая-то причина, по которой им пришлось отказаться, то я думаю, она действительно веская, и так оно пусть и будет”.

Будущее: авторская мебель, цех и городское развитие

“Есть идея выпустить авторскую серию мебели, сделать шкафчики разной формы, но над этим нужно еще работать. Есть ещё слабые стороны, возникают нестандартные вопросы, на которые нужно время и деньги. Была бы какая-нибудь мебельная фабрика и при ней экспериментальный цех, куда мог бы прийти любой дизайнер и попробовать реализовать свои идеи, воплотить их в жизнь. Будем надеяться, что наша администрация возьмется за ум и город сможет снова стать производственным центром. У них еще есть возможность это сделать, не все потеряно, пока не все разбежались. Многие знакомые уже давно уехали отсюда. Мне предлагали в Москву переехать и там работать, но здесь девушки самые красивые. Кажется должно смениться еще пару губернаторов, и попадется такой, которому просто будет нечего делать уже, кроме как город развивать. Тогда мы и пригодимся”.s

Фотографии: Екатерина Аганина и My Wood

Нравится9 Поделиться Поделиться Ретвитнуть