IMG_355356
IMG_3575
IMG_3571-2
IMG_3592
IMG_3501

Какое самое главное заблуждение о татуировке?

Что стоит только зайти в студию – и опытный мастер сразу скажет тебе, что нужно колоть. Опытный мастер может грамотно убедить. Я всегда старался выводить клиентов на то, что мне самому по кайфу. Это как дешевый карточный фокус, когда ты постепенно убеждаешь человека в том, чтобы он выбрал заранее отложенную тобой карту. Сейчас я уже не работаю с теми, кто не имеет представления, что хочет сделать.

То есть в идеале человек должен приходить с конкретной идеей?

Если человек знает, что ему нужно, – это доказательство того, что ему это действительно нужно. Это одна из причин, почему я не работаю в открытых студиях. У меня был опыт работы в студии Tattoo Division, когда она еще находилась на Кирова. За день туда заходило много непонятных людей, какие-то пьяные, или просто поглазеть. Из 10 человек только 1-2 приходили с конкретной целью – забиваться. По записи работать более продуктивно.

Татуировщику нужно расслабляться во время работы?

Я помню свои первые работы, перед каждым новым клиентом у меня был мандраж. И он чувствовался в руках, появлялась скованность. В какой-то степени нужно расслабить ум, напрячь зрение и иметь твердость, чтобы провести прямой контур, а не вести его еле-еле. В начале меня пугала неопытность, когда я еще точно не знал, как татуировка будет выглядеть после заживления. Только со временем все это проходит. И когда ты кладешь какой-то тон или цвет, клиент не знает, что получится в итоге, а ты точно знаешь, как это будет выглядеть после заживления.

Ты работаешь по своим эскизам?

Я работаю только по своим эскизам, и прошу клиентов не искать готовые работы в интернете, а объяснить мне сюжет и определиться со стилем. Дальше я сам готовлю эскиз исходя из места нанесения с учетом всех изгибов. Нехорошо лепить картинки куда попало. Мне не нравится работать в реализме, потому что зачастую для татуировки выбирают невыгодный фотоматериал с точки зрения светотени, и приходится дорабатывать его по-своему. Иногда люди приносят фотографии в три пикселя, и ты должен сам догадаться, что к чему. Хорошим знакомым или старым клиентам изредка делаю то, что они хотят. Потому что они хотят это сделать именно у меня.

У тебя есть какие-то правила относительно зон на теле?

Мое правило – не бить татуировки на лице и на кистях людям без татуировок. Первые татуировки должны быть на месте, которое можно прикрыть. Сейчас наоборот хотят забивать самые видимые места. В основном этим страдает молодежь до 25, но есть куча народа, которая забивается более скромно. Еще многие хотят рукава, а не конкретную татуировку или сюжет, а что будет изображено – неважно, главное, что будет. А если ко мне придет человек, у которого уже забиты руки и грудь, и он хочет татуировку на пальцах, почему бы нет. Он уже ходил с татуировками, знает реакцию общества и идет на этот ответственный шаг. Когда ты сделаешь татуировку на пальцах, назад дороги нет. Уже не наденешь белую рубашку, не станешь агентом ФСБ или других структур. На лице я не сделал еще ни одной татуировки, тяну с этим до последнего. Но есть пара знакомых, которые когда-нибудь дозреют, и мне придется этот барьер перешагнуть.

Татуировка все еще ассоциируется с криминальным миром, или уже не так страшно, что кто-то может ее воспринять неадекватно?

Мы живем в России, многие заявляют, что все свободно и всем плевать. Но дураков хватает. Здесь могут спросить за что угодно, не обязательно иметь татуировки. Но я за всю жизнь не сталкивался с такой ситуацией.

Как с якудза в Японии?

Я слышал об этом разные вещи. Знаю кучу японских мастеров, которые забивают целые тела, забиты сами – и никаких проблем. Якудза – не такие уж кровожадные, чтобы кидаться на людей из-за татуировки. Мне кажется, сейчас там другая движуха. Я слышал, что есть запреты на татуированных людей в банях, и то не во всех. Главное, что не якудза внесли культуру татуировки, она была до них, и они ее просто взяли. У нас, наоборот, не было культуры татуировки, и затем она пришла из зоны. Когда якудза исчезнут, татуировка останется.

Последние годы появилось много молодых мастеров. Как ты к этому относишься?

Нормально. Но многим начинающим мастерам можно задать вопрос, почему вы хотите этим заниматься? Вы умеете рисовать? А вы рисуете вообще? Они говорят «нет». Тогда с чего вдруг вы хотите этим заниматься? Почему вы не становитесь живописцами, да кем угодно? Материалы стали доступны, появилось много дешевого китайского оборудования. Можно собрать тату-набор за 10 тысяч и дешевле. Я не против, чтобы было много мастеров, я хочу, чтобы они были адекватные и обладали художественным вкусом, умели рисовать и делали приятные вещи. Если они придут и спросят совета, я не откажу. Кому-то не скажешь «Чувак, не занимайся этим, у тебя не получается». У всех рано или поздно получится, но какой ценой? Сколько загубленных тел будет лежать на его пути, сколько придется делать кавер-апов. Надо более ответственно подходить к этому вопросу и твердо оценивать свои силы. Я знаю людей, которые научились рисовать с нуля, но они специально тренировались, для того чтобы стать татуировщиками. А у нас многие, не умея рисовать, сразу начинают работать с людьми.

Молодые татуировщики фактически сменили предыдущее поколение мастеров, начинавших в 90-е. В чем, на твой взгляд, отличие старой и новой школы татуировки?

В 90-е не было ни интернета, ни журналов, ни оборудования, все приходилось доставать с трудом. Ходили какие-то безумные рассказы о том, как перепаивали иголки, ни в коем случае не делали спайки пучков, магнумов, работали одной иглой. Сливали краску из колпачков обратно в пузырьки. Это был совершенно другой мир. Сейчас все более доступно, больше информации. Это бесконечный процесс обучения. Я сам начинал со струн и бисерных игл.

Есть мнение, что в России до сих пор не научились делать олдскул.

Кто говорит? Приведи, поставь сюда. Я знаю много людей, кто валит очень крутые работы. Например, Дмитрий Речной, он делает реальный олдскул, его одобряют многие серьезные зарубежные чуваки. Кроме него есть Xgusak, Екатерина Краснова, Лещев, Никита Киряев, Марина Гончарова и многие другие. С ними нельзя не считаться. И потом, олдскул как стиль не может быть одинаковым у всех, он должен быть разным, с разными символами. Сейчас меняется форма и используют символы не совсем традиционные для олдскула.

В твоих работах заметно влияние Речного.

Не только его. Он повлиял на многих, кто занимается татуировкой в России. Глядя на его работы, понимаешь, что олдскул – крутая тема. И работы ребят из студии «Хруст костей» (Студия Дмитрия Речного – прим. ред.) тоже на очень высоком уровне.

А конкретные ориентиры у тебя есть?

Мне нравятся Сет Вуд, Грайми, Филип Лью, Речной, Старков, Перри Кербит, Ларс Уве. Раньше нравился Гай Атчисон со своей органикой, потом я поостыл. Но все равно приятно посмотреть на то, что он делает. В общем, их много. В инстаграме я подписан только на одних тату-мастеров.

Кстати, видел у тебя в инстаграме фотографию книги «Forever: the new tattoo». Как она тебе?

Я плохо знаю английский, чтобы просто сесть и читать, но она мне интуитивно понятна. В ней собраны последние тенденции и интересные стили, представлены мастера, реально понимающие, что они делают. Все очень круто.

За рубежом существуют сообщества, издания и люди, которые развивают культуру татуировки, например, Sang Bleu. Выходят книги, посвященные татуировке, проходят фестивали. В России есть что-то подобное?

Здесь тоже все это есть, но гораздо в меньших масштабах. Практически в каждом городе Америки и Европы есть свой тату-фест, журналы выходят на всех языках. Там это развито больше чем у нас, и там есть деньги. Люди занимаются этим как бизнесом. В России татуировка еще не до конца рассматривается как бизнес, может быть, в Москве и Питере. Никто не говорит, что мы не зарабатываем, но у меня пока не было мысли вкладывать деньги в издательство журнала, как это делал Эд Харди в 90-е.

Наша тату-культура консервативна?

У нас общество более консервативно. И в разных городах все по-разному, можно приехать в глухую провинцию, где на твои татуировки будут смотреть, как на болезнь. Тату-культура напрямую зависит от культуры населения. Как мы можем построить культуру в обществе, у которого нет культуры? Если ты будешь ехать в автобусе с копией Брейгеля на руке, вряд ли тебе кто-то скажет: «О, Брейгель, нормально!». Но если люди станут более образованны, с более обширными представлениями о вещах, они увидят за татуировкой другой пласт культуры, им ничего не надо будет объяснять.

Что такое татуировка? Это простое украшение или определенный символ с конкретным значением?

Татуировка интересует меня с эстетической точки зрения. Меня не особо волнует, зачем ее делает человек, это его дело. А если он еще вкладывает глубокий смысл, то тем более не обязательно знать его всем остальным. Хотя я, как мастер, могу поинтересоваться. Еще стоит отделить татуировку от понятия моды. Иногда спрашивают: «А что сейчас модно?» Сейчас может быть модно все что угодно, а через 5 лет другое. Но вы будете ходить с тем, что вы сделали сейчас. Люди должны, наконец, понять, что это делается на всю жизнь, сюжет должен быть определён только ими и нужно нести ответственность за это.

Я заметил, что ты не часто ездишь по студиям в других городах.

Я не так часто езжу, потому что у меня плотный график. Я езжу в Волгоград, был в Питере. Делал работы знакомым ребятам. А если открыть американскую студию King Avenue, там есть отдельная графа с гостевыми мастерами, огромный список. К тому же мы катаемся только по России, а весь мир уже давно приезжает в гости друг к другу.

Что происходит с тату-культурой в Саратове?

Развивается. Чем больше мастеров, тем больше движения. Часть из них уходит, талантливые остаются. Появляются продвинутые клиенты, которые разбираются в красках и спрашивают конкретные фирмы. В некоторых городах мастера находятся в конфронтации, что-то делят. У нас нет такой конкуренции, она есть, но она добрая. Мы можем прийти друг к другу в гости, забухать или просто пообщаться. Никто никому ничего не предъявляет, все нормально общаются, никаких секретов нет.

Татуировка может изменить жизнь?

Может. Если ты сделал татуировку на лице, тебе будет трудно ходить за хлебушком. В остальном, абсолютно никакого влияния на жизнь она не оказывает.

У нас сейчас любят запрещать все подряд, а поскольку власть имеет непосредственное отношение к телу, то, возможно, запретят и татуировки. По-твоему, какое будущее ждет татуировку в России?

Они не могут ее запретить вообще, но могут запретить делать какие-то сюжеты, свастику уже запретили. Даже сейчас большая часть мастеров находится в подпольном состоянии, никто о них ничего не знает. Я сильно сомневаюсь, что обо мне знает мэр города Саратова или Энгельса. Хотя у меня есть клиенты депутаты и бизнесмены. Если будет запрет, татуировщиков начнут сажать, а людей с татуировками штрафовать, проще сразу собрать вещи и попросить политическое убежище в другой стране. Сейчас татуировка становится мейнстримом, но пика мы еще не достигли. До интернета запоздание было лет 20, с его появлением разрыв сократился до 5. Посмотрим, что будет дальше.

Спасибо Денису за интервью.

Нравится24 Поделиться Поделиться Ретвитнуть