ogurets
огурец

К твоим предыдущим ролям добавилась новая: теперь ты еще и клипмейкер. Снимаешь клипы для себя, снял клип для группы Tesla boy.

Я сделал им даже два клипа. Ты, наверное, видел «Keyboards & Synths»?

Нет, «Dream machine».

А, есть еще «Keyboards & Synths».

Расскажи о вашем сотрудничестве.

С Антоном (Антон Севидов, музыкант и лидер группы Tesla Boy – прим. ред.) мы очень большие друзья, давно дружим. Я надеюсь, он сейчас читает это и не обижается на меня за пафос. Когда я ему сниму клип, было вопросом времени. Еще до переезда в Москву я себя всегда считал режиссером. И хочу дальше развиваться в этом направлении. Как только закончилась тема с Реутов ТВ, я ушел в музыку, клипмейкерство и с большим удовольствием снял Антону клип. Скорее даже, мы вдвоем снимали, там много его идей. Мы просто взяли вещи, поехали в Абхазию и сняли там все за три дня.

Оба клипа?

Нет, «Dream machine» снят полностью мной, а «Keyboards & Synths» был снят по моей идее и сценарию ребятами в Нью-Йорке. Севидов тусовался там и написал мне: «Чувак, меня хотят снять, придумай что-нибудь срочно!» Я придумал, они сняли, и этот материал мы с Антоном в Москве уже смонтировали. Обожаю снимать клипы, клипы снимать очень круто! У меня миллион идей! И я понял одну вещь: чтобы снять классное видео, не нужно тратить много денег. Дорогой клип «Rock the shit» совсем не такой популярный, как снятый задаром «Let the music fuck you». Поэтому я хочу развивать концепцию малобюджетных клипов и сам расти как режиссер.

Кроме иронии в твоих видео можно увидеть некий обобщенный образ российской повседневности. Ты сознательно стремился соединить юмор и социальный комментарий?

Вообще, в каждом клипе диджея Огурца у меня есть четкая задача пробовать что-то новое, никогда не делать, как я уже делал. Никогда. Возможно, это не все видят. В первых видео DJ Огурца я работал в полудокументальном жанре, когда ты как герой вписываешься в реальную действительность и в ней существуешь, и все элементы этой действительности работают на сценарий. У меня остались старые мускулы с Реутов ТВ. Проехав по России, мы много чего снимали, и у меня глаз навострился снимать действительность такой, как она есть. Но мне профессионально нужно расти как режиссеру, который создает действительность, а не берет уже готовое. В следующих своих работах я буду совмещать художественную действительность и документальную, мне кажется, они хорошо у меня работают в связке. И да, я специально педалирую на социальных штуках, потому что они настоящие, а значит, они сильнее в сто раз, чем ненастоящие.

Причем это получается. Я в первую очередь замечаю именно этот акцент на социальном и уже затем юмористическую линию.

Мне самому больше нравятся мои видео, где нет ни одной шутки, а все равно смешно. Например, «This club sux», такой типа бубубум. Там есть настроение, тема, какие-то полутона, а шуток нет. И с «Let the music fuck you» так же, в нем есть только одна шутка, где я поскальзываюсь с ведром воды, чистый Чарли Чаплин. Все остальное я пытался сделать без шуток, но смешно, чтобы смешил контекст. Над этим я работаю. А «Rock the shit» – это уже анекдот, он сработал плохо и я сам им недоволен. Если бы я пришел на настоящий конкурс талантов, это видео было бы гораздо успешней, но я пытался создать эту реальность. Клип очень дорого стоил, мы снимали его в Питере с кинокомпанией. Я хотел попробовать, сделал выводы.

Кстати, тебе очень повезло с оператором.

Да. Я работаю с одним оператором и надеюсь, он никуда от меня не денется. Данил Кочкин, он большой молодец, таких людей мало. Я считаю, что он гений, хотя бы потому, что живет в Кирово-Чепецке. Это даже не Киров, который сам по себе угнетает творческую личность. Кирово-Чепецк – это промышленный город вокруг химического завода, и Данил, живя там, не потерял любовь к операторскому искусству, развивается, и я без него никто. Связка оператор-режиссер очень важна, часто операторов недооценивают. Ни фига подобного! Ракурсом можно сказать очень многое.

А сам не берешь в руки камеру?

Нет, и так не должно быть. Ты должен работать с людьми, которым ты говоришь: «Я хочу так». Не говоришь, как поставить кадр, а говоришь: «Я хочу так». И если ты им доверяешь, то получается хорошо. Людям важно, что они не просто исполнители, а тоже творцы.

Результат никогда тебя не расстраивает?

Нормального художника всегда расстраивает результат, какой бы он ни получился. Если ты доволен тем, что ты делаешь, значит, ты начинаешь деградировать. Любимая работа – это следующая, ты думаешь, что ты сделаешь ее очень хорошо, что-то не учтешь, но идешь дальше. Это недовольство мое, оно совершенно не то же самое, что недовольство зрителей. Я вижу то, что люди не видят, может, там этого и нет. Я недоволен каждой своей работой, какой-то больше, какой-то меньше. Я считаю, что как творческий человек я здоров, а не стал мудаком. Если я буду безоговорочно доволен всем, что я делаю – все, пиздец. (смеется).

 

В большинстве твоих клипов главный герой добивается «успеха», как в кино. Допустим, в клипе «Dreams Come True» ты смеешься над «успехом» в глобальном смысле или над самим собой?

И то, и другое. Известный человек – это очень смешно и нелепо. Потому что сегодня известность есть, а завтра ее нет, но все от тебя что-то ждут. Увидели тебя через 15 лет и говорят: «Ты чо, куда ты исчез?». Ты всем должен. Известность – очень странная штука, мало кому удается в известности долго и успешно существовать. Как и все остальное, это для меня объект для шуток, но в первую очередь я смеюсь над собой, над своим опытом. Диджей, который выступает в «This club sux» – это я на моих первых выступлениях. Я не понимал, что делать. И вообще само понятие диджейства меня смешит. Я считаю, что из 10 тысяч диджеев только 2 достойны внимания и уважения. Диджей – очень комедийная профессия, самая смешная из всех.

В жизни ты общаешься с одними людьми, с Реутов ТВ снимал других, теперь наблюдаешь за тем, что происходит на клубной сцене. В чем больше всего нуждаются наши люди, кроме чувства юмора и секса с музыкой?

Секс с музыкой? А, «Let the music fuck you» (улыбается). Нашим людям нужно расслабиться, я и про себя это говорю. Мы на всякий случай очень напряжены, на всякий случай, чтобы чуть что – сразу дать в морду. Ждем обиды какой-то. Как тебе сказать… Нет легкости. В принципе, если копнуть, то это все объяснимо, почему мы такие напряженные: у нас нет десятилетий благополучия. Это ужасно. Люди все хорошие, но я в их числе ловлю себя на том, что иду и хмурюсь. Я пытаюсь победить это самоиронией. Если человек знает, что это такое, он не будет уже хмурый такой ходить. Он будет готов к тому, что мир разный. Мы видим, на улице кто-то идет не такой, молодежь снимает себя на камеру, или фотосессия у них, и мы сразу такие «а, суки». Вот почему? Да. Хочется, чтобы люди расслабились, в том числе в клубе.

В одном интервью ты сказал, что Москва – большой некомфортный ужасный город. Что помогает остаться там человеком?

Семья, конечно, что же еще.

Серьезно?

Да. Москва – хороший, на самом деле, город, но он и плохой одновременно. Как мне сказал друг, когда я приехал в Москву, там бесконечность в двух направлениях: падения и взлета. И в зависимости от того, на чем взгляд фокусируешь, то и видишь. Когда я приехал в Москву, мне было очень тяжело, я видел только плохое. Годы спустя вроде стало получаться: и я вижу Москву с хорошей стороны, вижу возможности, которые она может дать. Люди озлоблены. Если тебе тяжело, Москва все сделает тяжелее, если у тебя все хорошо, Москва поможет все сделать лучше.

Середины никакой нет?

А какая середина? Либо хорошо, либо плохо.

Москва вдохновляет тебя как режиссера на какие-то идеи?

Стимулирует. Ты один из миллионов, и тебе нужно работать лучше. В целом, на что-то конкретное она меня не вдохновляет, она меня вдохновляет вообще. Когда я был в Нью-Йорке, я понял, что люблю большие города, что это мое. Я все время мечтаю о маленьком домике в поле, но это на выходные, я там сойду с ума. Я продукт больших городов. И когда ты идешь в метро и видишь много людей, ты понимаешь, что надо постоянно работать, потому что пока ты бездельничаешь, кто-то делает это за тебя, и он тебя опередит. Я трудоголик, люблю много работать и считаю, что пока молодой, надо работать, а отдыхать буду, когда состарюсь.

Примерно то же самое ты говорил студентам на журфаке МГУ. Что человек должен делать то, что не может не делать.

Да. Я так сказал еще потому, что ты себя не заставляешь. Тяжело делать все время то, что ты не любишь, от этого с ума сойти можно.

Как ты думаешь, у всех людей есть такая возможность?

Не у всех, конечно, я не наивный хипстер. Есть обстоятельства, при которых ты просто не можешь делать то, что ты хочешь, как бы ты этого ни хотел. Если тебе ничего не мешает, то камон, действуй!

Чем ты планируешь заниматься дальше? Возможно, это не будет связано с музыкой и режиссурой?

Я себе много лет назад задал конкретный вопрос, что я хочу в конечном итоге? Я вдруг понял, что это кино, я хочу снимать кино, продюсировать и возможно, сниматься сам, но я себе как актер не нравлюсь. Моя цель – кино. И мне кажется, я достаточно близко к ней подобрался. Думаю, что скоро уже что-нибудь случится.

Что это будет?

Я хочу сделать хорошую комедию, а таких мало, чтобы я посмотрел фильм, и мне захотелось написать в твиттере «вы видели это?». Я совершенно не завистливый чувак, вернее, у меня светлая зависть к тем, кто делает хорошо. Если ты сделаешь это хорошо, меня это вдохновляет, я в первую очередь заинтересован в том, чтобы кто-то что-то делал хорошо, этого не очень много, особенно в пространстве кино. Когда в последний раз ты видел по-настоящему смешное российское кино?

Затрудняюсь тебе ответить.

Рома Каримов снял «Неадекватные люди», очень классный фильм.

Я заметил, что ты часто иронизируешь по поводу политической повестки дня. Никогда не возникало желания высказаться серьезно?

А шутка может быть гораздо более мощной, чем серьезное высказывание. Я считаю, что я комик, чем бы я ни занимался. Моя основная ценность для меня самого: комик должен шутить. Серьезно рассуждающий комик на серьезную тему – это очень скучно и неправильно. Мне удобнее и естественнее разговаривать шуткой.

Понравилось показывать фак Найку Борзову?

Бесконечно могу это делать. Ну, он мне тоже показывал, думаю, у нас энергия сошлась.

Что ты можешь пожелать начинающим диджеям из Саратова?

Миру не нужны диджеи. В одном комедийном шоу у порно-актрисы спросили: «Вам не кажется, что в мире уже достаточно порно? Столько порно, что не хватит жизни, чтобы его посмотреть, а его продолжают снимать. Зачем?». Также и диджеев. Их очень много, достаточно диджеев в мире, баланс диджеев в мире – все зашибись. Людям уже не нужны диджеи, им нужны артисты. Нужно найти свой язык, свою фишку, свою тему. Диджей – это уже не просто демонстрация музыкального вкуса, это гораздо сложнее и ответственнее. Поэтому если ты начинающий диджей из Саратова, то подумай о том, чего не хватает миру диджееинга, и дай это.

Нравится8 Поделиться Поделиться Ретвитнуть