Пока в России определяют будущее цифрового телевидения, на саратовском канале ГТРК «Саратов» презентуют ток-шоу «Мнения», претендующее на роль первого ток-шоу в городе. Smog сходил на запись программы и увидел, как проходили съемки. Сон провинциального телевидения, как правило, рождает чудовищ, поэтому вам самим предстоит отделить правду от кошмарных галлюцинаций.

O9IY4A1в-01

— Поднимай выше «двойку». Еще, еще, еще, — кому-то за пределами студии командует старший оператор в сандалиях на босых ногах. Идет подготовка к записи первого в Саратове ток-шоу. «Двойка» — огромный осветительный прибор, шатаясь из стороны в сторону и скрипя, ползет вверх на тросе. Потолок увешан десятками идентичных серебряных гигантов-софитов, каждый из которых размером с холодильник. Похоже, что их эксплуатируют с 56-го года, когда в городе впервые появилось телевидение. Почти все включены, но мощностей не хватает, чтобы осветить студию как следует. Для антуража студию подсвечивают факелами. Копоть оседает на бордовые диваны для гостей, ассистенты с ручными пылесосами носятся вокруг. В глазах операторов читается профессиональная надменность и тоска. Они суетятся у своих камер-«кирпичей», фокусируются, балансируются по белому. Такие камеры использовали при съемке фильма о прибытии поезда на вокзал Ла-Сьота.

На улице жара. В этот день умер Нострадамус, не успев предсказать появление кондиционеров. Но в студии, где записывают ток-шоу «Мнения» прохладно, хотя никаких кондиционеров не видно. Есть мнение, что это просто сквозняк, задувающий сквозь дубовые двери студии. Зрителей мало, два ряда офисных стульев заняли журналисты-практиканты ГТРК и сотрудники канала, насильно посаженные для массовки. Среди них оказались и мы. Девушка-продюсер не расстается с мобильным телефоном, обзванивает гостей, ждет зрителей. Ждет ренессанса чуда. И ждет, когда Волга выйдет из берегов и грязевые лавины обрушатся с Алтынной горы прямо на студию. Но оттуда, со стены пребывает только хранитель психиатрической больницы с бутылкой минеральной воды в руках и привычно отсутствующим взглядом. Прибывают также представитель общественной палаты, политолог и казачий взвод. Лошадей не пускают через проходную.

— Можно я сяду здесь, мне так удобнее поставить бутылку — обращается психиатр к ведущему.
— Вы со своим водным пришли? – интересуется он.

Психиатр молчит. Казаки в торжественных тонах вспоминают времена, когда футбольная сборная Франции состояла только из одних гасконцев. Общественник тоже вспоминает, что когда-то в 80-х видеоплеер меняли на автомобиль. Политолог кивает, наверное, в свое время он упустил такую возможность и до сих пор сожалеет об этом.
Тема ток-шоу держится в секрете. Заранее известно только то, что на связь по скайпу выйдет кандидат в президенты США Дональд Трамп. Несмотря на грандиозный замысел, в действиях телевизионщиков чувствуется неторопливость, а может дело в камерной, почти домашней обстановке. Никто не верит, что Трамп может стать президентом. Пахнет пирожками. Кажется, все понимают, что первое ток-шоу за всю историю саратовского телевидения — просто еще один рабочий день в выходные, который нужно отработать. И все.

Волнение нарастает, когда в студию забегает монтажер и сообщает, что в Турцию снова можно летать на отдых. Над входом загорается радужная лампа, возвещающая о начале записи. Операторы надевают наушники, гримеры дорисовывают лица тем, у кого их никогда не было, режиссер дает последние указания. Идет обратный отсчет: 5, 4, 3, 2, 1. Поехали.

Тема ток-шоу сосредоточена вокруг церкви «Слово жизни». Формально, да, мы присутствуем на записи ток-шоу. Но если посмотреть шире на формат ток-шоу, то это, в принципе, любая передача, где говорят (talk) и показывают (show). Наличие или отсутствие зрителей ничего не определяет. Даже простое интервью, вроде персонифицированного «Познера» — ток-шоу. С этой позиции вряд ли «Мнения» — первое на саратовском телевидении ток-шоу. Но этот вопрос, как и другие вопросы, например, зачем и для кого снимают эту передачу, отпадают сами собой по ходу записи.

C3h0BaOHXk0фф-01

Ведущий произносит вступительное слово, приветствует эрзац-гостей и предлагает сначала посмотреть сюжет на заданную тему. Из сюжета понятно, что прихожане церкви «неестественно оптимистичны», не едят мясо, отказываются давать интервью, хотя идут на контакт. Начинается дискуссия, правда, дискуссией это назвать сложно, потому что участники по очереди сообщают свои точки зрения, не вступая в полемику. Общественник замечает, что все-таки «Слово жизни» — не секта, а зарегистрированная и легальная организация, работающая в соответствии с законом. Психиатр клеймит Ошо и Кашпировского, который однажды занял у него два рубля и не вернул. Политолог обращается к истории древнего Рима, или ко второму сезону сериала «Рим», трудно разобрать. Казаки ратуют за Отечество и присягают на верность единственному королю Севера. Но все эксперты убеждены, что есть церковь и получше, и только она имеет право быть. И это не церковь летающего макаронного монстра.

Вообще, стоило назвать программу не «Мнения», а «Мнение», ведь у всех героев оно примерно совпадает. Противоположную сторону никто не представляет, да и узнать, что думает оппонент не так уж и важно. В какой-то момент старший оператор начинает говорить громче экспертов, видимо не подозревая об этом.

— Да, да, Трамп уже он-лайн, в скайпе. А что у нас со звуком? Звук не идет.

Гости нервничают, предвкушая разговор с самым богатым и влиятельным человеком на планете. На трех мониторах, развешанных за спиной у гостей, появляется луноликий образ. Трамп в коричневом махровом халате с сигарой в руке восседает на крыше одной из гостиниц, принадлежащих ему, позади виден Белый дом. Ведущий спрашивает:

— Дональд, как вы думаете, как нужно ограничивать людей от сект, и легко ли из них выйти?

Переводчик переводит вопрос. Трамп улыбается своей фирменной людоедской улыбкой и отвечает:

— Секты не так страшны, как мексиканцы. Если вы, русские, думаете, что вас это никогда не коснется, то вы глубоко заблуждаетесь.

Все эксперты кивают головами. Мексиканцы — действительно страшная угроза, наверное, вторая после «нетрадиционных религий». Каждый эксперт высказался, запись заканчивается. Фейковые зрители спешат к выходу, эксперты целуют экраны телевизоров, где только что был новый мировой мессия.

— Опускай «двойку», — кричит старший оператор в пустоту, — Еще, еще, еще.

Нравится4 Поделиться Поделиться Ретвитнуть