Курс художника Алексея Трубецкова, посвящённый непростым взаимоотношениям фотографа и художника, стартовал в начале года. За это время Алексей успел рассказать аудитории «Медиатеки»-М48, как художники «обкрадывали» фотографов в реалистичности изображения.

Зашел разговор о тех, кто, по мнению Алексея, перерисовывал фото – о Дега, Энгре, Сезанне, Пикассо и нашем знаменитом земляке, художнике Борисове-Мусатове. На последней лекции Алесей поговорил с ценителями прекрасного о фотореализме и рассказал о курьезе с головой Горбачева на фото в газете «Труд».

Еще один случай – картина Верещагина «Подавление индийского восстания сипаев». В европейском обществе конца XIX века она вызвала бурный скандал. Художник Верещагин написал свою работу по реальной черно-белой фотографии, изображающей жестокую расправу англичан над индийскими повстанцами. Но резкую критику вызвала именно картина, которая затем была выкуплена и, вероятнее всего, уничтожена. (Казнь лидеров восстания сипаев при помощи «дьявольского ветра».

Из этого следует вывод, что отношение к фотографии и картине у зрителя – разное. Из-за цвета, размера или реалистичности? У аудитории возникли разные мнения на этот счет.

Расцвет экономической жизни в США совпал с зарождением фотореализма. В 60-е годы свои самые крупные работы создает Чак Клоуз.

Его портреты большого формата являются связью между презентационными системами живописи и фотографии. Художники этой эпохи не считали натуру реальностью, для них она была запечатлена на фотопленке. В своих картинах фотореалисты также используют эффект «засвеченной пленки». В их картинах люди в сиюминутных, иногда неудобных позах, что, например, никогда не увидишь в классическом портрете.

Выставка фотореалистов в СССР, к которым власть оказалась лояльна в силу не понимания того, что на «картинке», произвела шок. В 80-е в Москве начал писать Семен Файбисович, чьи фотореалистичные работы выходили эмоциональнее и атмосфернее, чем у фотографов того времени.

На картинах – реальная жизнь людей конца советской эпохи – демонстрации, ожидание автобуса на остановке. Почему же они так приковывали взгляд зрителя? «К фотографии мы относимся не так внимательно, как к картине», — поясняет Алексей Трубецков. Фотограф Ольга Кочедыкова замечает: «Раньше просто нельзя было распечатать фото такого большого формата, как картина. Внимание зрителя – это восхищение ремеслом художника, не более».

Интересное явление, на котором можно проследить отношение зрителя к нарисованному и к сфотографированному – это пин-ап. В 60-е модели позировали для фото, с которых потом рисовали картинки. Нарисованное выглядело более приличным.

История и искусство тесно соприкасаются. Фотограф «Труда» в Кремле в 1985 году сделал два снимка заседания партии. Общий план: Горбачёв на фоне президиума. Потом еще один снимок,  поближе к генсеку. В редакции напечатали обе фотографии, потом из второй вырезали трибуну с докладчиком и наклеили вырезанное на первую фотографию.  Справа голову и тело обвели мелом, отделив от фона. Горбачёв стал выглядеть посолиднее, не терялся среди подчинённых.

А полчерепа докладчика на первой фотографии заретушировать забыли. Этот фото-курьез стал символом перестроечного времени.

Нравится0 Поделиться Поделиться Ретвитнуть