Для одних людей автостоп – минимально затратный способ передвижения, когда, будучи совсем без денег, можно добраться из точки «А» в точку «В». Для других людей это полноценное путешествие – возможность познакомиться с новыми людьми и выйти из зоны комфорта, третьи используют автостоп из-за нужды – когда нет больше другого способа добраться до пункта назначения. Smog собрал истории нескольких путешественников с целью выяснить – как правильно путешествовать автостопом, страшно ли это, и что интересного с тобой может приключиться в такой поездке.

circleАнастасия Тычкова:
Первый раз автостоп был вынужденным. Мне нужно было добраться из Крыма до Краснодара, а у меня не было билета на автобус. Да и автобуса с надписью «Краснодар» попросту не оказалось. Время было уже около десяти вечера. Я подошла к нескольким ребятам с просьбой мне помочь. Это был почти что крик о помощи. Один из них сказал: «Так, распределяемся и ищем девочке машину». Через две минуты он вернулся, потому что нашел транспорт. Для меня тогда все было в новинку, что-то вроде: «О, Боже, сейчас я поеду с незнакомым человеком в другой город, а я ведь совсем не знаю его». Подъехала газелька с прицепом, оттуда вышел парень и сказал мне: «Знакомься, это Юрец, и сейчас он тебя повезет». У Юрца не было переднего зуба, и он сказал: «Ну чё, поедем?». Тот парень предупредил его, чтобы «довез девчонку в целости и сохранности». Юрец ответил: «Ничего не знаю, она уже сама сделала свой выбор». В этот момент я думала: «Что я натворила!». Начала судорожно фотографировать номера машины, отправлять друзьям, маме. Но добрались мы хорошо. Разговорились, он сначала хотел высадить меня в 15 км от Краснодара, а затем довез прямо до центра.

Мне нравится автостоп тем, что ты встречаешься с абсолютно новым человеком, и вам на протяжении поездки надо отыскать какие-то точки соприкосновения, чтобы вам обоим было комфортно и интересно.

Прошлым летом я побывала в Словении, и как раз там меня научили правильно стопить. Мне нужно было добраться от Любляны до озера Блед, а мой автобус ушел. И я совершенно случайно встретилась на вокзале со своим хостом, Андреем, который предложил мне поехать стопом. Мы выехали на окраину города, он дал мне картонную табличку, на которой маркером написал «BLED». Андрей рассказал, что я должна стоять на таком месте, где меня было бы хорошо видно, и нельзя стопить там, где машина набирает скорость, поскольку водителю нужно оценить ситуацию и принять решение: брать тебя или нет. С табличкой или без – не так важно. Не прошло и тридцати секунд, как я уже сидела в газельке с итальянцем, который учил меня языку и рассказывал про Словению.

Осенью меня настигла небольшая депрессия из-за поиска призвания в жизни и самоопределения, и подруга предложила мне съездить в Волгоград – развеяться. Я посмотрела в карман, из которого, образно говоря, вылетела большая жирная моль с намеком, мол, никуда ты не поедешь. А я очень хотела поехать. И я подумала: ладно, мне не хватает денег на билет на поезд, но я могу сделать это!  Долго планировала, посмотрела на карте, какие города будут попадаться мне на пути. Утром я выехала на Ново-Астраханское шоссе с табличкой «Волгоград», и было морально непросто ее поднять. Спустя десять минут меня подобрал старенький музыкант, который ехал до Красноармейска и рассказывал мне, как побывал с гастролями в Германии и Испании. До Камышина я ехала на эвакуаторе. Затем я минут десять стояла в сторону Саратова с табличкой «Волгоград», пока мне не сказали об этом проезжающие дедушка с бабушкой. После рядом со мной остановилась черная четырнадцатая, из которой выглянул мужчина с удостоверением сотрудника полиции и сказал, что довезет до Волгограда, чтобы никто не утащил меня в лесополосу.

Я думаю, что у тебя не должно быть каких-то предрассудков, если ты решаешь путешествовать стопом. С тобой случается только хорошее, если ты сам на это настроен. Нельзя судить человека, не зная, кто он. Плохое всегда может тебя настичь, необязательно в автостопе. Раньше я думала: «Не хочу общаться с тем или тем человеком», а сейчас мне все кажутся интересными.

Мне понравилась мысль одного путешественника, который сравнил автостоп с жизнью человека. Представьте дорогу, по которой едут машины. На ней стоит человек, который ждет, когда кто-нибудь подберет его. Так происходит и с людьми в нашей жизни. Тебя подхватывает какая-то машина – в твою жизнь приходит человек. Вы едете отрезок пути вместе и чувствуете себя классно. Но потом ты выходишь из машины, ваши пути расходятся. Это наталкивает на мысль о том, что нужно ценить все моменты, которые ты проводишь с людьми. Потому что вы оказываетесь вместе на одно мгновение, а потом идете разными дорогами, но с хорошими воспоминаниями.

circle-1Алла Кузнецова:

Я ездила из Москвы в Нижний Новгород, из Екатеринбурга до озера Зюраткуль в Башкирии, из Москвы в Питер и из Питера в Москву. Также случался «ситуативный» автостоп в путешествиях, когда не было какой-то другой возможности добраться до нужного места. Например, в Черногории я уехала на велосипеде в неведомые дали, и мне нужно было вернуться срочно назад. Ноги после дня езды по горам совершенно отказали (мне нужно было проехать ещё 22 километра, из которых 9 вверх по серпантину, а остальные просто вверх). Если бы не грузовик, который я застопила, пришлось бы, наверное, всю ночь идти назад.

Запоминаются и водители, и сопутствующие обстоятельства путешествия. Ночёвки в странных местах: под Торжком в поле возле военной базы, где всю ночь над нами летали вертолёты, в чьём-то огороде в посёлке Мшага под Великим Новгородом, на полянке возле торгового центра на въезде во Владимир. Однажды мы очень долго не могли обойти ремонт дороги и часа три шли по грудам гравия вдоль единственной полосы, на которой ни один автомобиль не мог остановиться. А потом в тот же вечер по уши в грязи, в ботинках, полных песка, топали ещё 5 километров по посёлку, чтобы в темноте поставить палатку на берегу Валдайского озера и упасть замертво, а утром выяснить, что это городской пляж.

Вообще автостоп — это почти всегда общение с людьми, чей жизненный путь сильно отличается от твоего. И я помню каждого человека, который меня когда-либо подвозил, даже нерусского на девятке, с которым я в 2014 году проехала 30 километров до станции электрички в Свердловской области.

Страшно, когда попадаются очень молчаливые водители. Не знаешь, чего от них ждать. И ещё когда водителя заносит в сторону сальных шуточек и грязных намёков. Я в таких случаях всегда старалась просто перевести тему и максимально вежливо объяснить, что я не настроена на интимные отношения и просто хочу доехать до пункта назначения. Это помогало, всё ограничивалось неловкими разговорами, и по-настоящему неприятных ситуаций в дороге не было. Но вообще женский одиночный автостоп — это для дам со стальными нервами.

Если что-то идёт не по плану, самое главное — верно оценить масштаб беды. Если водитель просто рассказывает пошлые анекдоты, можно на них не реагировать и спокойно ехать дальше. Если уже звучит что-то вроде: «Ммм, а я вот, конечно, обещал к тебе не приставать, но вот сейчас думаю, может, всё-таки поприставать?» (это реальная фраза), то уже не стоит глупо хихикать, но и не нужно бить водителя по лицу и выскакивать на полном ходу. Важно просто чётко и спокойно обозначить свой отказ. Если это не сработает, можно уже, наверное, драться и выпрыгивать. Мне, к счастью, не приходилось.

Я стараюсь верить людям, поэтому никаких баллончиков-ножей с собой не ношу, но не буду говорить, что автостоп — это безопасно. Люди бывают разные, и шанс, что вы наткнётесь действительно на кого-то неадекватного, очень мал, но он есть. Водителю тоже страшно сажать незнакомых людей в салон.

Автостоп — это всегда эмоциональная встряска и выход за пределы зоны комфорта. Мне кажется, что такие вещи помогают увидеть мир во всём его объёме. Я бы посоветовала, если это поездка, которую можно спланировать заранее, внимательно относиться к выбору трассы. Лучше заранее построить маршрут, скачать оффлайн-карты (Интернет не всегда хорош). Я, например, записываю подряд цепочку населённых пунктов, номера трасс и примерный километраж, делаю скриншоты развилок.

Стопить лучше в местах, где есть шанс поймать машину с длинным тормозным путём, потому что дальнобойщики на своих огромных фурах любят стопщиков. И ехать с ними спокойнее и комфортнее, кстати. И я убеждена, что безопаснее. Стопить там, где есть нормальная широкая обочина и нет дорожных знаков, запрещающих остановку. Не на мостах. Не за поворотом. Желательно, не в темноте. Идеальны выезды с заправок, развязки на выезде из населённых пунктов. Если ты женщина, одеваться надо максимально не вызывающе. Надо брать с собой минимум вещей, оценить адекватность водителя перед тем, как сесть к нему, ехать по оживленным трассам.

circle-2Даниил Поликарпов:

Когда мне было 19 лет, мы друзьями решили съездить в Туапсе. Вечером предложение было озвучено, а уже днем мы стояли на трассе на выезде из города. Добрались за пару дней. Познакомились с бомжом, который ездил из Краснодара в Абхазию без документов. На самом деле, я тогда до конца не верил, что действительно куда-то еду. В моем рюкзаке была палатка за триста рублей из «Ленты» и шорты, в кармане – 1000 рублей, 250 из которых я потратил на натуральный кофе в привокзальной кафешке. Мы жили в палатке у моря, варили крупу, скидывались и покупали что-то из еды. Однажды долго не могли разжечь костер – дрова были очень сырые. Мы сожгли все носки, а потом нам помогли с огнем ребята, которых встретили на пляже. Обратно домой добирались дня три. Так я первый раз съездил куда-то автостопом.

Потом я поработал две недели на заводе, и мы с другом отправились в Крым, он тогда ещё был «не наш». У нас на двоих было семь тысяч рублей. Путешествовали три недели. Добрались достаточно быстро, всего на двух машинах. По приезду в Бердянск хотели снять деньги со студенческой карты, а она не работала на территории Украины. Нам говорят – езжайте в Россию и снимайте деньги. Мы решили ехать в Таганрог, встретили дядьку, который дал 500 гривен на еду. Сняли деньги и поехали обратно. Объездили весь Крым, побывали во многих бухтах.

Ездить не страшно. Деревья тоже падают. Я всегда думаю: а ты успел пожить, чтобы бояться умереть?

Нужно говорить кому-то, что едешь стопом, заходить на заправки и во всякие людные места. Мало ли, может, тебя будут искать. Ты очень колоритно выглядишь со стороны – грязный, с большим рюкзаком. Люди запоминают. Стопить надо на открытом пространстве, чтобы могла остановиться фура или любой другой автомобиль. Бывало такое, что мы вшестером ехали в одной фуре. Мой попутчик однажды ехал в кузове – ловил коробки чуть ли не зубами.

В конце апреля 2014 года мы ехали из Нижнего Новгорода в Казань. Поездка была проблемной с самого начала. Выехали из Саратова – было плюс двадцать, приехали в Нижний – там минус три. Мой друг был без куртки, в одной кофте. Стопили ночью. Останавливается черная «Тойота Королла», из нее выходит большой дядя, берет наши рюкзаки, складывает в багажник. Он даже не спросил, куда мы едем, потом только узнал, что в Казань, и пообещал докинуть до Чебоксар. Спрашивает: «Не страшно вам ездить? Сколько вам лет?». Говорим, что нет – не страшно, по двадцать лет нам. И тут он выезжает на встречную полосу, разгоняется до двухсот и летит навстречу камазу. Я думаю: все, вот он – конец. Фура просто уезжает в сторону, мы пролетаем дальше. Спрашивает нас: «И вот сейчас тоже было не страшно? Я даже сам испугался». А мы сидим просто с каменными лицами. Потом оказывается, что мужик был в Чечне, а сейчас работает гаишником. По дороге мужик останавливает разные машины, предъявляет им, что они нарушают правила дорожного движения. Он был дико пьян, мы ещё и пива ему купили – он попросил.

circle-3Николай Слободянюк:

Я добирался в Индонезию автостопом из Санкт-Петербурга. Одному ездить не страшно, страшно, когда ты находишься один в степи или в пустыне, а вокруг тебя нет людей в радиусе 200 километров. Сейчас я живу в Гонконге, здесь у меня дом и работа. Я снимаюсь в кино  — в массовке в гонконгских фильмах, иногда меня приглашают на ток-шоу из-за «белого лица». Это залог успеха.

Сейчас я не езжу стопом. Честно говоря, я никогда не понимал ярых стопщиков, которые находят в этом какую-то особую романтику. Я передвигался так от безысходности, когда денег нет, а ехать надо. Большинство стран юго-восточной Азии не требуют визы при наличии русского паспорта. Проблем с получением визы в Китай, Сингапур, Мьянму обычно не возникает. Я делал фальшивые билеты на самолет, чтобы мне дали визу в Китай. Выдали без проблем.

Почему я уехал? Мне было очень скучно жить. Каждый день похож на предыдущий. Однообразие, серость, одно уныние. Я решил, что хочу сделать в своей жизни что-то стоящее, большое. Я посмотрел фильм «Восстание планеты обезьян», там была обезьяна – огромная, рыжая, с плоским лицом – суматранский орангутан. И я придумал себе бредовую идею, что хочу поехать в Индонезию, добраться до Суматры и покормить там орангутана банановым тортиком. Добирался почти год, было тяжело, но здорово. Это путешествие изменило мою жизнь. В итоге, я добрался и покормил. Денег практически не было, я ездил автостопом, жил по каучсерфингу, или у водителей, которые меня подвозили. Всего преодолел около 30 тысяч километров. Как только уехал из России – нашел работу. В Китае был уличным музыкантом. Было время, что приходилось просить деньги.

Скоро я отправлюсь путешествовать по Северной и Южной Америке. Я раньше был бездейственным и безыницитативным, а сейчас в Гонконге зарабатываю много денег, помогаю родителям, и спрашиваю всех людей вокруг, когда уже они все займутся делом.

circle-4Антон Ефимцов:

Я начал ездить стопом в 2016 году. Катался в Ульяновск, в Казань, немного поездил по Краснодарскому краю. Меня всегда тянуло путешествовать, я с детства любил походы, палатки, туристическую романтику. В Саратове я нашел группу Вконтакте, где парень с юридического факультета рассказывал про автостоп. Мы пообщались, я расспрашивал его, а потом решил, что надо ехать. Дождался более-менее теплых дней и отправился в путь. Я всегда ездил один.

Я придерживаюсь такой позиции: если ты берешь с собой нож, то он тебе обязательно пригодится. Пока ты веришь, что все будет нормально – все будет нормально. Моя первая поездка была в Ульяновск, так совпало, что у меня там знакомые, да и от Саратова недалеко. Автостоп – это очередной бомж-способ передвижения, но если за этим стоят какие-то твои личные мотивы, то становится интересно. Я не боялся трудностей в дороге, мне попадались интересные водители, с которыми можно было пообщаться. По времени поездка заняла около восьми часов, можно доехать и быстрее, но я много выделывался: выбирал машины, не садился в фуры, потому что они медленно едут, выходил в каких-то местах, потому что мне хотелось пофотографировать. По пути в Казань сел к двум ребятам, которые ехали толи из Дагестана, толи из Чечни, везли газель с бараниной куда-то на север. Они оказались очень религиозными, говорили о религии, поднимали темы взаимоотношения между людьми. И мы не сходились какими-то взглядами по поводу девушек, по поводу веры, еды. Когда мы сидели – один из них решил нагнуться и достать нож, чтобы просто порезать хлеб, а нож был размером с половину меня. Мне стало страшновато, но, тем не менее, все было хорошо: около Сызрани они накормили меня пловом за свой счет, а сами пошли молиться. Я прождал их час. Они оставили мне свой номер на всякий случай. Расстались друзьями. Также по дороге в Казань, когда я уже оказался в Татарстане, я случайно застопил новенький BMV, хотя машины часто останавливаются не супер высокого класса: жигули какие-нибудь, дальнобойщики. За рулем был интеллигентный и образованный татарин, с которым мы общались на тему политики, истории. Он накормил меня шашлыком, хотя я сильно отказывался, дал 500 рублей и сказал, что он не последний человек в городе, и если что, я могу ему позвонить.

К автостопу надо подходить ответственно. Не стоит выходить в футболке и осенней куртке на дорогу в марте, потому что погода может испортиться. Маршрут надо просчитывать заранее, потому что телефон может сесть.

Одному, на мой взгляд, путешествовать максимально комфортно, я люблю ездить один. Для меня автостоп – не просто способ передвижения, а полноценное путешествие, во время которого я могу увидеть горы, поля, почувствовать кайф от всего этого. По дороге в Казань я решил выйти у хвойного леса и решил прогуляться по нему. Вдруг останавливаюсь, слушаю, поворачиваюсь – а недалеко от меня бегут лоси. Но опять же, кому-то некомфортно одному или страшно.

Девушек на дороге берут лучше, но не потому что все водители маньяки. Водители тоже могут ожидать худшего. Как автостопщик боится сесть к незнакомому человеку, так и водитель боится подобрать на дороге непойми кого. Оптимальный способ передвижения – это ехать парень-девушка, доверие к такой паре больше, а вот двух парней не всегда посадят в машину.

Передвигаясь автостопом, я не выглядел нуждающимся, но все считали своим долгом накормить меня, помочь. Были водители, которые говорили: «До Сызрани 500 рублей», я отвечал, что у меня нет денег, а они: «Ай, ладно, садись». Требовали с меня деньги только в Краснодарском крае.

Я мечтаю отправиться в большое путешествие – или в Китай, или в Индию. Но я не из тех людей, которые едут автостопом совсем без денег. Я не хочу попрошайничать и остаться совсем без средств к существованию. И пока у меня нет тех финансов, чтобы позволить себе отправиться в подобное масштабное путешествие.

circle-5Марина Кустарева:

Первый раз я поехала автостопом, когда мне было 16 лет. Мне надо было очень срочно добраться из Саратова до Питера. Я уехала без паспорта, без телефона, без денег. С собой было рублей 800. К концу поездки я познакомилась с людьми, которые предложили работу, жить у них в квартире и поддельный паспорт. В одиночку я стопила только по России. У нас это делать страшнее, чем в Азии, потому что в Азии нет агрессии. Одна по России я бы больше не поехала. Во время моей поездки из Саратова в Санкт-Петербург я села в машину к нерусскому мужчине. Он сказал, что никогда бы не стал приставать к девушке, а потом полез ко мне. Я напомнила ему его слова, и он остановился. Но, будь на его месте другой человек, он мог бы и не сдержаться. Поэтому мне просто повезло.

После окончания школы я не выбрала университет. Это расстановка приоритетов. Для меня было важнее и интереснее не работать или учиться, а увидеть мир. И я решила, что мои 18 лет – лучший момент для этого. Потому что потом появляются привычки – университет, работа, семья, такие балласты, которые не дадут тебе никуда выбраться. А тут я окончила школу, была полностью свободна и решила пожить просто для себя. Я посетила Таиланд, Малайзию, Индонезию, Вьетнам. Путешествовала почти без денег, ночевала в палатках. Люди мне часто помогали, не прося ничего взамен: кормили, предлагали остаться ночевать у них. Меня не было дома восемь месяцев.

Изначально, когда я отправлялась в путешествие, я познакомилась по Интернету с парнем, который путешествовал вот так уже пол года. У него была депрессия, потому что последние несколько месяцев он ездил по очень бедным странам. И летела я конкретно к нему, строила звездные планы. А он решил вернуться домой, это был единственный выход для него. Мы пробыли вместе двенадцать дней, и он уехал. Я была одна ещё в течение двух недель. Люди помогли мне с жильем, оплатили пару билетов до Таиланда, где я должна была встретить другого попутчика, но тоже не сложилось. А потом я познакомилась с французом. Мы начали встречаться, и семь месяцев пробыли вместе. Сейчас я в Саратове делаю визу, чтобы полететь к нему.

С собой для путешествия у меня было двадцать тысяч рублей. Это много, если ты передвигаешься стопом, используешь каучсерфинг и живешь в палатке. Можно выкручиваться как-то по поводу входа в парки и музеи – договориться, объяснить ситуацию или пройти так. В путешествии можно подрабатывать. Я, например, продавала свои рисунки. Другие занимаются музыкой.

Родители уже свыклись с моим образом жизни. Они думали, что я вернусь через месяц, но не вышло. Я поддерживала с ними связь по Интернету.

На мой взгляд, когда люди путешествуют по путевке – они не видят настоящей жизни, не понимают, что вообще происходит в стране. А тут ты сразу погружаешься в новую для тебя среду.

Сейчас я работаю репетитором по английскому языку. Через пару месяцев планирую переехать во Францию. Там продолжу работать. Но мои путешествия не заканчиваются.

После своей поездки я стала иначе смотреть на мир, по-другому оценивать свои возможности. Изменился мой менталитет, я попробовала медитацию, открыла для себя много нового, сравнила быт и привычки разных людей.

circle-6Анна Сейдалиева:

Автостоп начался в довольно сложный мой жизненный период, когда просто хотелось куда-то убежать. В прошлом году, шестого марта, я поехала в другу в Астрахань с помощью Bla-bla-car. Но вторая машина, которую я забронировала в Волгограде, уехала, потому что в этом городе я оказалась позже назначенного времени. Все автобусы уехали, у меня не было в Волгограде ни родственников, ни друзей. И я решила поехать стопом. Один дальнобойщик увез меня в другую сторону. В два часа ночи я ехала на скейтборде между какими-то заводами на окраине Волгограда. Доехала до трассы, и спустя полчаса остановила машину. Мужчина ехал из Самары в Астрахань, и довез меня прямо до нужного дома.

Я ездила в Самару, Казань, Кострому, Воронеж, Рязань, Владимир, Пензу, Ярославль, Москву. Часто езжу одна – так проще добираться. В ноябре мы с другом собрались в Крым, но было очень холодно, потому мы доехали до Воронежа и вернулись обратно. Летом мы с друзьями ездили по побережью Черного моря. Доехали до Абхазии, побывали в Крыму. В путешествиях я трачу деньги только на еду в дорогу, покупаю орешки, булочки, яблоки.

Случались времена, когда в Саратове мне просто нечего было есть, потому что все деньги я отдавала за квартиру, и на оставшиеся покупала корм собаке. И я ездила в Рязань, потому что там меня кормили. До сих пор в Рязани и Нижнем Новгороде есть люди, которые накормят меня и помогут мне.

Однажды мы ехали в Кострому, и в Саранске нам попался чиновник на крутой машине. Он вытащил пачку денег, дал нам с другом тысячу рублей. Если бы не он – то не знаю даже, чем бы мы питались. Наверное, ежевикой, которой нас также потом угостили. Потом нам попался пилот, в Крыму нас вез губернатор Феодосии, в Сочи – помощник сенатора Сочи, потом немного сумасшедший мужчина, который однажды прошел пешком от Москвы до Владивостока.

Практика показывает, что адекватных водителей очень много. Неадекватного и неуравновешенного человека ещё надо постараться встретить. Большинство людей хорошие, нормальные, любят помогать. Плохому человеку на действие ещё надо решиться, потому он просто проедет мимо меня. За год автостопа со мной не происходило ничего плохого. Бывало, что предлагали секс – ну, мало ли, может быть, я хочу. Я отвечала, что не хочу говорить на эту тему, мне неприятно. Расспросы прекращались.

Все знают, что на дорогах стоят рабочие девушки. И автостопщицам нужно стараться по-максимуму быть непохожими на них. Брать с собой рюкзак, надевать мешковатую одежду, шорты до колена, мешковатые рубашки. И не использовать макияж, потому что с ним ты сразу выглядишь женственно и вызывающе. Когда я не накрашена, то сразу выгляжу лет на 16, и мне все хотят помочь. Какие-то намеки я слышала от мужчин только тогда, когда забывала смыть макияж.

Летом мы с ребятами едем в Пермский край, на Алтай, потом ребята отправляются домой, а я продолжаю своё путешествие. Еду в Китай, потом в Лаос, Вьетнам, Таиланд. Если получится, то переберусь в Южную Америку. Если выйдет сделать визу в США и Канаду, то отправлюсь туда, а потом из Аляски обратно в Россию. Буду писать о своих приключениях. Я рассчитываю, что деньги нужны мне будут только на еду. В некоторых странах можно подрабатывать: передвинуть что-то в кафешках или хостелах, помыть что-то. Тебе дают за это немного денег, и уже можно найти себе какое-то пропитание.

Нравится2 Поделиться Поделиться Ретвитнуть