Как свидетельствуют архивы и старинные книги, первые зарисовки и литературные описания Саратова оставили нам путешественники XVII-XVIII веков, русские и иностранные. Ранние графические воспроизведения Саратова представляют скорее исторический интерес, нежели художественный. Они, конечно, не входят в историю развития саратовского пейзажного жанра, но дают наглядное представление о том, каким был город в начале XVII века. (рис. 1 —Адам Олеарий, Саратов в 1636 году; рис. 2 — Корнелис де Брёйн, Саратов в 1707 году)

Художественное осознание саратовской природы началось в конце XIX — начале XX веков. По сути, оно не знало ни классического, ни передвижнического периодов, хотя вслед за братьями Чернецовыми, совершившими первое в России «художественное» путешествие по Волге, многие известные русские художники писали Волгу и ее берега. Но город не имел еще своей художественной школы. (рис. 3 — Гектор Баракки-Сальвини. Волжский пейзаж (конец 19 в.); рис. 4 — Федор Корнеев. Саратов со стороны Товарной станции. 1890-е годы). Среди существенных предпосылок ее возникновения — для провинциального города это из ряда вон выходящий факт: основание в 1885 году Радищевского музея, равного которому вряд ли можно было бы найти вне «двух столиц». «Опыт показал, что там, где есть хороший̆ местный̆ музей, — отмечал И.Э. Грабарь, — как-то незаметно вокруг него складывается свой художественный̆ кружок, выдвигающий̆ иногда художников первоклассного всероссийского значения. Несколько таких художников дал в текущем столетии Саратов, обладающий̆ прекрасным Радищевским музеем».

 «Саратовская школа» – условное понятие, под которым подразумевается общность, возникшая благодаря деятельности Виктора Борисова-Мусатова и его круга.  (рис. 5 — В.Э.Борисов-Мусатов. Призраки. 1903; рис. 6 — В.Э. Борисов-Мусатов. Ветви плакучей березы). Это не учебное заведение, не общая стилистическая платформа, да и одним только землячеством формирование саратовской школы едва ли можно объяснить. Что примечательно, «мусатовская плеяда» — художники отнюдь не провинциального масштаба.

Глубокие впечатления от наблюдения природы Поволжья — важнейший аспект, который дает право говорить о художниках-волжанах почти как о направлении в русском искусстве.

До Борисова-Мусатова в Саратове имели место и совсем иные варианты пейзажного видения. Но именно этот художник положил начало особой традиции поэтического восприятия саратовских просторов в духе французского символизма и немецкого модерна. В основе символизма лежит идея двойственности мира: явления реального мира — лишь символы иного потустороннего, а искусство — средство постижения и преодоления этой двойственности. Цель символизма — познать «подлинные сущности» предметов и явлений интуитивным путем.

Художников больше не привлекала земля, сама по себе реальность. Она стала интересна для них лишь в той мере, в какой отражала жизнь неба и была с ней связана. Наглядное отражение этого тезиса — работа Борисова-Мусатова «Водоем», написанная им в 1902 году. Весь пейзаж  в отражении на водной глади. Мы не видим деревья, но видим их отражения. Иносказание, намек —  так художник ведет зрителя в лес, буквально деревья не изображая.

Писатель А. Фёдоров, товарищ мальчишеских игр художника, вспоминал: «У Мусатова душа была синяя и прозрачная, как весеннее небо, оттого и во всех его картинах синий тон сквозит, как нота Ля во всех голосах природы…» (рис. 7 — В.Э. Борисов-Мусатов. Водоем. 1902) Через всю саратовскую живописную школу протянется позднее синяя мусатовская нить. Идеалы символизма вместе с утопающими в дымке холмами Поволжья выливаются на полотнах саратовских художников в глубокий лиризм, пейзажи наполнены свето-воздушной средой, пространство буквально дышит. Все средства выразительности — линия, цвет, пятно — работают на запечатление ускользающего состояния природы, таинства момента: саратовская живописная школа тяготеет к пленэрно-импрессионистическим исканиям. Цветовой строй картин совершенно особенный, нетрудно проследить тенденцию разбеленности палитры, приглушенных, пастельных тонов с преобладанием голубых оттенков мерцающей на солнце волжской воды и дышащего зноем неба и охристых — выжженных солнцем заволжских степей.

дорогина

Елена Дорогина, заведующий Отделом отечественного искусства 20-21 веков СГХМ им. Радищева:

«Пейзажная линия — самая сильная в саратовском искусстве, авторов очень много. Можно протянуть явную ниточку от родоначальников саратовской школы к тому, что происходит в саратовском искусстве в наши дни. Одним из первых саратовских живописцев считается интереснейший художник Гектор Баракки, итальянец, в ходе своего путешествия оставшийся жить в Саратове и писать Волгу. Но именно Виктор Борисов-Мусатов и его ученики, Павел Кузнецов, Кузьма Петров-Водкин — те художники, с которых начинается само понятие «саратовская школа живописи». Следующий круг — это саратовские художники 20-х — 30-х годов, ученики Петра Уткина, он очень долго преподавал в Боголюбовском училище. Это Уткин как педагог и его круг — Михаил Аринин, Владимир Кашкин (выставка которого открылась 7 июля в Мусатовском доме), Сапожников, Миловидов. (рис. 8 — П.С. Уткин. Затон. Волга. 1896; рис. 9 — П.С. Уткин. Ночь. Стога. 1901; рис. 10 — П.С. Уткин. Торжество в небе. 1905;  рис. 11 — В.И. Кашкин. На Волге; рис. 12 — Б.В. Миловидов. Саратов. Набережная. 1963; рис. 13 — В.П. Кабанов. Вид на Саратов с Соколовой горы. 1945). Очень интересным художником был Иван Щеглов — это не совсем саратовская линия, а скорее более импрессионистический, московский вариант. Щеглов тоже оставил после себя очень много учеников, которые продолжили пейзажную традицию. В подобном импрессионистическом ключе работают Чечневы, Валькова. В 80-х — 90-х годах Владимир Мошников и Павел Маскаев, ориентируясь на возрождение традиции саратовской школы, начали регулярно выезжать на Хвалынские пленэры. В Хвалынск, на родину Петрова-Водкина, ездят не только художники Саратова, но и других городов России. (рис. 14 — Н.А. Чечнева — Саратовский Затон, рис. 15 — Павел Маскаев, рис. 16 — В. Маркушина — Волга у Саратова. 2015; рис. 17 — Евгений Яли. На Волжском берегу; рис. 18 — В.О. Фомичев — Казачий остров. Пляж). В целом, саратовская пейзажная школа, ответвлений которой множество — это огромный материал, если копать глубже, выйдет масштабное исследование. Саратовские художники 21 века — это Маскаев с группой хвалынских пленэров, Чечнева, Валькова, Лавриненко, Маркушина и многие другие. Городской пейзаж пишет Алексей Чусляев, а если брать не совсем натурные вещи, фантазийные, то это Наталья Моисеева. Из молодых художников, которым сейчас лет сорок — пятьдесят, к сожалению, очень мало совсем молодых художников в Саратове. В жанре пейзажа работает не так много. Это скорее формальные поиски, пейзаж на грани с абстракцией. Натурное видение трансформируется в художественный поиск». (рис. 19 — В.Г. Коринь. Вид на мост с ул. Валовой, 2001; рис. 20 — А.П. Чусляев. Волга. 2007; рис. 21 — В.Ю. Зотов. Старый Саратов, 1993; рис. 22 — Вячеслав Курсеев. Улица Вольская. 2000-е).

Нравится3 Поделиться Поделиться Ретвитнуть